dle



ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ, выраженное 25 лет назад в Москве, сохраняет свою силу    
ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ, выраженное 25 лет назад в Москве, сохраняет свою силуВ марте 2017 года отмечается 25-летний юбилей первого ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ НЕМЦЕВ РОССИИ. Оно было демократически выражено и документально оформлено на I-ом (и пока единственном) общенациональном съезде немцев России. Этот съезд проходил параллельно со 2-ым (внеочередным) общенациональным съездом немцев бывшего СССР, состоявшемся 20-22 марта 1992 года в столице России.

Толчком к проведению данного форума российского немецкого народа стало официальное заявление президента России Бориса Ельцина 8 января 1992 года в Поволжье относительно перспектив восстановления там немецкой республики. В грубой и оскорбительной форме глава Российского государства заверил участников искусственно созванного антинемецкого митинга в том, что на территории бывшей немецкой республики лишь тогда может быть поставлен вопрос о ее восстановлении, когда там будет проживать не менее 90% немцев. Но поскольку этого в действительности нет (не допускалось с 1941 года), то и опасаться, мол, нечего. В качестве выхода из ситуации (считай альтернативы) Ельцин выразил готовность предоставить российским немцам территорию военного полигона возле Капустина Яра в Волгоградской области, известного своей экологической загрязненностью военными и ядерными испытаниями. Тем самым был поставлен крест на всех надеждах о реабилитации российских немцев, что вызвало всеобщее негодование репрессированного народа.

Внеочередной общенациональный съезд немцев подготовил и провел Межгосударственный совет по реабилитации немцев бывшего СССР (МГСН). Этот орган был годом раньше демократически избран на 1-ом съезде немцев СССР. Принципиально важно отметить, что революционный, по сути и духу съезд народа готовился и проводился при официальном участии советских и германских властей. Несмотря на сильнейшую конфронтацию между общественным авангардом народа и властями, возникшую в ходе его подготовки, тогда все же удалось найти компромиссы и провести беспрецедентный исторический форум. Тот съезд готовили целый год, включая время избирательной кампании. Реально избрано было 972 делегата по квоте 1 народный избранник от 2 тысяч граждан немецкой национальности. Выборная кампания проходила очень активно, открыто и почти повсеместно на один мандат претендовало много кандидатов. Отсюда вывод о полной легитимности 1-го съезда немцев бывшего СССР, а, стало быть, и его решений.

В критической ситуации, вызванной заявлением президента России, Межгосударственный совет, как высший представительный орган репрессированного народа, просто обязан был действовать адекватно. И он поставил перед властями России и Германии вопрос о внеочередном съезде. Российские власти всячески пытались сгладить остроту политического кризиса и причесать неуклюже дикое заявление Бориса Ельцина. Германские власти препятствовали проведению внеочередного съезда, который не сулил им ничего хорошего. Собрать в Москве тысячу делегатов со всех концов бывшего СССР, стоило больших денег. Отказ Германии от его финансирования обостряло ситуацию до предела. И только после того, как в пику правительству ФРГ, немецкий общественный фонд «Гуманитас» Петера Дангманна и Розы Фибер выразил готовность профинансировать съезд, его проведение стало возможным.

2-ой съезд был максимально кворумным. На него без всяких условий прибыла и оппозиционная группа делегатов, ранее готовивших 1-ый съезд в рамках правительственного оргкомитета. Ельцинская речь обескуражила даже их, постоянно пытавшихся быть буфером между властями и народом. Однако от этой группы, в данной ситуации, уже не исходило никакой инициативы. Она просто потеряла ориентацию.

От Германии на съезд, как и ранее, прибыла большая группа депутатов Бундестага и правительственных чиновников во главе с парламентским статсекретарем и одновременно Уполномоченным правительства по делам переселенцев Хорстом Ваффеншмидтом. Российскую власть скромно представлял ее Госкомнац во главе с очередным новым шефом Валерием Тишковым.

С основным докладом «Национально-освободительное движение российских немцев в новых исторических условиях» выступил Генрих Гроут, председатель МГСН. В своем анализе он показал, что развал СССР и сопутствующие этому политические изменения, наряду с отсутствием четких ориентиров в национальной политике со стороны руководства России, загнали процесс реабилитации российских немцев в тупик. Слабый огонек надежды в конце тоннеля, появившийся во время горбачевской «Перестройки» опять погас. Докладчик подчеркнул, что на бесперспективность реабилитации российского немецкого народа в современной России и на территории бывшего СССР еще и накладываются обострившиеся межэтнические проблемы и вытеснение европейских народов из среднеазиатских, мусульманских республик. Угроза появления горячих точек и применение военной силы, с перспективой гражданских войн, как в отдельных республиках, так и в самой России самым серьезным образом подталкивают российских немцев к осмыслению своего будущего на территории бывшего СССР. Все это, наряду с широко распахнутыми воротами в Германию, уже на данный момент подталкивают 90% российских немцев к реэмиграции,- резюмировал докладчик.

В обстоятельном содокладе Виктора Дизендорфа (зам. председателя МГСН) был дан глубокий анализ национальной политике России применительно к проблеме российских немцев. Своей убийственно-компетентной критикой он укрепил уверенность делегатов в том, что нынешнее руководство Российской Федерации никоим образом не склонно к продолжению ранее начатого реабилитационного процесса. Более того, Дизендорф наглядно показал закулисные игры российских чиновников с посреднической структурой германского правительства VDA (Verein für Deutsche Kulturbeziehungen im Ausland e.V.). Непосредственно перед съездом один делегат из Поволжья сдал в МГСН копию секретного договора между администрацией Волгоградской области и VDA, которым предусматривались масштабные поставки сельскохозяйственной техники (машин, тракторов, комбайнов и пр.) на сотни миллионов немецких марок. Все это для того, чтобы наполнить идею президента Ельцина по «полигонному» варианту решения проблемы российских немцев конкретикой, т.е. приступить к реализации данного замысла без учета мнения народа, в частности, делегатов предстоящего съезда. Эта скандальная информация не была опровергнута присутствовавшими на съезде германскими представителями и вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Всем стало ясно, что для властей России и Германии национальная трагедия российских немцев не больше, чем почва для раскрутки масштабных чиновничьих гешефтов. Тем самым и без того массовые выездные настроения российских немцев, были дополнительно усилены.

Во втором содокладе Виктора Шульца (руководитель комитета по эмиграции МГСН) о миграционной политике Межгосударственного совета был сделан деловой анализ усилий высшего представительного органа российских немцев по реализации решений предыдущего съезда народа в эмиграционной сфере. По результатам этого доклада, после бурных дискуссий была принята целевая резолюция съезда.

С экспертной оценкой политической ситуации вокруг проблемы российских немцев выступил ветеран национального движения, главный редактор газеты «Deutsche Allgemeine“ (бывшей «Фройндшафт») Константин Эрлих. Концептуально оценки Эрлиха не противоречили, а лишь усиливали некоторые аспекты предыдущих докладчиков. Особенностью его доклада была попытка указать на причины cубъективного характера, приведших к острой внутренней конфронтации в национальном движении. С его точки зрения, они во многом определялись амбициями отдельных лидеров. Конкретных имен он не называл. В отличии от Гроута и Дизендорфа, а также многих других членов МГСН, Эрлих, как бы, не замечал, что эта конфронтация была во многом подготовлена и профинансирована властями СССР, России и Германии.

В итоговой резолюции 2-го съезда российских немцев констатируется:

«- В результате фактического отказа российского руководства от восстановления попранных прав российских немцев, надежда народа на свое национальное будущее на территории России только разрушается,
- стремительное ухудшение общественно-политической ситуации в ряде республик бывшего СССР, все более реальная угроза крупномасштабных национальных конфликтов, гражданской войны и военной диктатуры в корне подрывают саму возможность дальнейшего существования народа, лишенного как государственности, так и многих неотъемлемых человеческих прав,
- в этих условиях эмиграция становиться для многих российских немцев единственной спасительной мерой».

Исходя из этого, Съезд в постановляющей части резолюции отметил: «Не снимая требования о безусловном выполнении закона России «О реабилитации репрессированных народов» и, прежде всего, о восстановлении немецкой республики в Поволжье, считать, что в результате политики руководства бывшего СССР и нынешней Российской Федерации, решение этих проблем в обозримом будущем заведено в тупик». И далее в другом пункте: «Потребовать от правительств России и Германии, с участием МГСН и представителей других республик бывшего СССР безотлагательной разработки программы организованного переселения в Германию всех желающих российских немцев и членов их семей. Считать необходимым осуществление этой программы в срок не более 3-5 лет, а в случае возникновения непосредственной угрозы для жизни немцев на территории бывшего СССР,- в экстренном порядке».

Спустя 25 лет, можно было бы вновь подписаться под этими решениями, настолько они были обоснованы. И вполне реально Германия могла бы принять основной поток желающих в 5-летний период. Тут никакие ссылки на финансовые трудности не выдерживают критики. Достаточно напомнить, что в настоящее время, когда немцев уже практически не принимают, Германия продолжает ежегодно принимать до миллиона и более иммигрантов, да к тому же с чуждым вероисповеданием и мировоззрением.

Хорошо, что опасения насчет гражданской войны (войн) на территории бывшего Советского Союза не подтвердились. Хотя, частично, эти войны все же имели место, к примеру, в Таджикистане в конце 1992 года. И здесь решения вышеуказанного Съезда, безусловно, имели свое воздействие на власти всех причастных стран. Без этого Межгосударственному совету, вероятнее всего, воспрепятствовали бы созданию в подмосковном Валуево лагеря беженцев для немцев Таджикистана и других горячих точек. А лагерь этот просуществовал с конца 1992 года почти целый год и пропустил через себя более тысячи человек. Этих людей германские власти, под влиянием МГСН, вынуждены были, в не всякой очереди, принять на постоянное жительство в Германию. Сегодня можно только удивляться мужеству руководства МГСН и уже упоминавшемуся фонду «Гуманитас», которые взяли на себя такой груз ответственности, финансовых расходов и конкретного труда, дабы такой лагерь создать и содержать.

Из многих важных пунктов резолюции, хотелось бы еще особо остановиться на одном совершенно «экзотическом»: - «Одобрить инициативу по организации обмена жилья между военнослужащими, покидающими территорию Германии и российскими немцами, желающими переселиться в эту страну. Обратиться к правительствам Германии и России, других государств бывшего СССР, к командованию объединенными Вооруженными силами СНГ о поддержке на государственном уровне и практическом содействии реализации данной инициативы».

С этой инициативой на МГСН вышли высокопоставленные офицеры Западной группы войск бывшего СССР, дислоцированных в Германии и подлежащих выводу оттуда. Гроут, в своем докладе, сделал обстоятельный упор на такой целесообразности. С трибуны съезда об этом также убедительно говорил офицер в мундире полковника. Логика этого предложения была гениально проста. Процесс массовой реэмиграции из бывшего СССР в Германию и масштабный вывод советских войск оттуда могли взаимокомпенсировать необходимые финансовые затраты. Более того, тут можно было сэкономить и время, так как на территории России и других стран бывшего Советского Союза отпала бы необходимость строить жилье для офицеров и сверхсрочников, поскольку оно повсюду оставалось от реэмигрирующих немцев. Нужно было только все упорядочить через соответствующие фонды и наладить четкий контроль за процессом взаимозачета. Тогда бы те 20 миллиардов немецких марок, которые Германия гарантировала выплатить (впоследствии значительно возросшие), не ушли бы в теневую экономику и не прилипли к рукам заинтересованных чиновников по разные стороны многих границ. Военные действительно могли в любой точке бывшего СССР выбрать себе жилье на любой вкус, а огромные деньги остались бы в Германии для обустройства переселенцев. Отторжение данного предложения со стороны правительств Германии и России говорит само за себя. Здесь особых комментариев не требуется. Если бы в обеих странах действительно думали о реабилитации российских немцев, то пройти мимо такой уникально выгодной возможности было бы никак нельзя.

В целом 2-ой съезд российских немцев в Москве был форумом максимальной консолидации репрессированного народа. Уже упоминавшаяся выше небольшая группа делегатов, выполнявшая роль искусственной оппозиции в немецком национальном движении, на данном съезде не выступала против предлагавшихся проектов решений.

Понимая необратимость процессов, связанных с развалом СССР и новой ролью России, делегаты 2-го съезда немцев бывшего СССР сделали специальный перерыв в работе, чтобы дать возможность своим коллегам, избранным на территории Российской Федерации, провести свой, 1-ый учредительный форум. В течение 3 часов этот исторический форум состоялся и принял все необходимые протокольные решения. Это стало возможным, потому, что делегатам 1-го съезда немцев России не потребовалось вновь обсуждать политическую ситуацию и принимать какие-то иные итоговые решения. Данный съезд нужен был, прежде всего, для того, чтобы создать суверенную правовую структуру для немцев Российской Федерации, с тем, чтобы она в будущем могла бы взять на себя основную роль в деле представления интересов всех немцев бывшего СССР. На пост председателя Совета немцев России были выдвинуты две кандидатуры: Генриха Гроута и профессора Бруно Рейтера, руководителя немецкого национального района в Омской области. Рейтер был специально выдвинут оппозицией, возглавляемой тогда Гуго Вормсбехером. Подавляющим большинством голосов избрали Гроута. Это было обосновано еще и тем, чтобы исключить возможные раскольнические тенденции в руководстве МГСН и Совете немцев России (СНР). Одна персона, одновременно возглавляющая обе высшие представительные структуры российских немцев, должна была, таким образом, работать на их максимальное единство. На практике это решение себя действительно оправдало. Между МГСН и СНР никогда не возникало проблем относительно сфер влияния.

Несмотря на то, что на 2-ом съезде немцев бывшего СССР и 1-ом съезде немцев России преобладали реэмиграционные настроения, их делегаты были далеки от принятия одновекторного решения. Абсолютное большинство стояло на том, чтобы не снимать с повестки дня и вопрос о восстановлении немецкой республики в Поволжье. Более того, на съезде этот вопрос даже не был включен в повестку дня для обсуждения, несмотря на то, что на этом настаивал сам Генрих Гроут. Это говорит о том, насколько сильна была воля делегатов и стоящего за ними народа по данному вопросу. Делегаты посчитали недопустимым даже усомниться в правильности и справедливости требований российского немецкого народа о своей реабилитации с восстановлением его ликвидированной республики. И это совершенно верно.

Сегодня, спустя 25 лет, стало еще более ясно, что российские и германские политики и чиновники в действительности все эти годы, в каком-то тайном сговоре, занимались только спекуляциями драматической судьбы российских немцев. При этом германские чиновники и посредники хорошо поживились более, чем полуторамиллиардным потоком евро, отпущенным Бундестагом на реабилитационные цели российских немцев на территории СНГ. Большие суммы на эти цели были выделены и из бюджета России, которые также нисколько не приблизили нас к реабилитации. В этих условиях, легитимно оформленное ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ, направленное на их безусловную реабилитацию в России, сохраняет свою силу. Это волеизъявление может быть изменено только самими российскими немцами на их новом общенациональном съезде. А пока этого нет, сохраняет силу выше упомянутое общенациональное волеизъявление российского немецкого народа. Изменить эту волю или опровергнуть ее не может никто на этой грешной земле. Единственное, с кем российские немцы в этом вопросе, безусловно, могли бы посчитаться, так это с самим Господом Богом или тем, что в современном мире считают высшим разумом. Насколько мы понимаем заветы Бога, то они сводятся к сохранению этнических начал каждого созданного им народа, а не к размыванию таковых среди других народов. Поэтому российские немцы верят в то, что их борьба за восстановление собственных поруганных прав в России есть ничто иное, как воля Божья. И потому эта борьба воспринимается ими как святой долг и будет продолжаться до победного конца.

Вили Мунтаниолл,
ветеран национального движения российских немцев,
делегат всех их общенациональных съездов.






Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Когда человек стар, он должен больше делать, чем когда был молод»