dle



Генрих Гроут: «Я очень дорожу этой книгой с оценками и рассуждениями Бельгера…» (рецензия на книгу Герольда Бельгера «Зов»)    
Генрих Гроут: «Я очень дорожу этой книгой с оценками и рассуждениями Бельгера…» (рецензия на книгу Герольда Бельгера «Зов»)

Книга издана за счёт бюджета РК Казахстан тиражом 3 тысячи экз. и распределена по разнарядке правительства по библиотекам и учебным заведениям страны.

Судя по описанию событий, связанных с зарождением и развитием общественного национального движения советских (российских) немцев в 1988-1993гг., автор честно и правдиво представляет отдельные ньюансы и целые мероприятия Всесоюзного общественно-политического объединения советских немцев (ВОСН «Возрождение»-«Видергебурт»), атмосферу общенациональных съездов репрессированного народа и, в частности, встречу президента СССР М.С.Горбачёва с группой советских немцев во главе с академиком Б.В.Раушенбахом.

Я очень дорожу этой книгой с оценками и рассуждениями Бельгера поскольку он был участником и летописцем затронутых в книге событий.

Однако, как непосредственный участник бурных баталий по национальному движению советских немцев, Бельгер не мог полностью нейтрально их осветить. Поэтому в достойной книге имеется ряд выводов, которые я не могу оставить без собственных комментариев, хотя я также не могу претендовать на полную объективность собственных оценок.

Подметил я также несколько моментов, которые не соответствуют действительности и просто фактические ошибки. Обо всём этом сказано ниже.

Но начну я всё же, с предыстории появления книги «Зов». В 2007 году, в возрасте 73 года у Бельгера случился первый инфаркт. Находясь в реанимационной палате в Алмате, у него перед глазами прошла вся его драматическая жизнь немца-изгоя. Это протекало в виде какого-то странного, навязчивого сна о судьбе своего народа и тягой к отчему дому. В перерывах этого сна Герольд Карлович принял решение о том, что в случае выживания обязательно напишет на данную тему отдельную книгу.

Выкарабкавшись из лап «костлявой», Бельгер отложил все предыдущие творческие планы и засел за книгу, которую он не случайно назвал «Зов», поскольку именно некий зов предков как бы и призвал его в реанимационной палате к исповеди. Через два года книга, в форме романа-исповеди была готова, а ещё через год издана.

Совершенно очевидно, что её автор, к тому времени широко известный и глубокоуважаемый тремя народами (немецким, казахским и русским) был мотивирован написать исповедальную, а не рекламно-коммерческую книгу.

Свой отзыв о книге «Зов» я начну с критических замечаний по некоторым вопросам, а закончу выделением её достоинств, так как не хочу, чтобы у читателя последние штрихи оставляли горький осадок. Бельгер, вероятно является самым успешным и плодовитым писателем из среды российских немцев и заслуживает максимального уважения.

Итак, немного критики.

Во 2-ой главе «Откуда взялись эти руссланддейтше?» на странице 10 есть такая ошибочная запись: «По переписи 1908 года 1-ый съезд Советов немецких колоний провозгласил первую автономию российских немцев – Трудовую коммуну немцев Поволжья».

В действительности здесь речь может идти только о 1918 годе, причем без ссылки на какую-либо перепись, тем более, что в 1908 году в Российской империи перепись населения не проводилась.

На этой же странице в книге «Зов» используется устаревший пропагандистский штамп о войне с «фашистской Германией». Этот штамп долгое время применяли и в ВОСН «Возрождение», в том числе и я во многих своих докладах. Но применять его в 2010 году, когда уже давно известно, что в гитлеровский период в Германии господствовал режим национал-социалистов, для писателя - интеллектуала такого уровня как Герольд Бельгер не солидно. Истина, справедливость и честь должны стоять выше любых пропагандистских клише, как бы искусно они не маскировались.

Понятно, что Сталину и его окружению, в том числе Еврейскому антифашистскому комитету никак не хотелось называть вещи своими именами, а именно того, что шла спровоцированная война не между идеологически чуждыми системами, а внутри одной, - социалистической системы ценностей. Разница состояла лишь в том, что в СССР строили интернациональный социализм, с неприкрытыми амбициями распространить его на всю планету, а Гитлер строил социализм только в отдельно взятой стране.

В 4-ой главе «Пятая делегация», на стр. 348 допущена фактическая неточность. Описанная встреча у Бельгера дома происходила в начале лета 1988 года и речь тогда шла о подготовке не 5-ой, а 4-той делегации советских немцев, состоявшейся в июле-августе. В работе этой делегации Бельгер участвовал, что подтверждается протоколами её заседаний, сохранившимися в моём архиве. Здесь же автор путается с количеством и нумерацией делегаций советских немцев.

В 6-ой главе «Чрезвычайный съезд» на странице 376 устами Гуго Вормсбехера в телефоном разговоре с Бельгером даётся такая оценка предсъездовской ситуации: «Гроут собирается провести чрезвычайный съезд наперекор всему. Он ещё зимой в Новосибирске тайком договорился провести съезд своих сторонников. Сознательно пошёл на раскол. Пусть проводит! Всё равно этот съезд не будет считаться правомочным. Мы участвовать в нём не будем. Проведём свой съезд в свой срок. Прежде, чем провести съезд, надо точно знать, каковы будут его результаты. А эмоциональная трескотня в данном случае ни к чему. Если хочешь, можешь участвовать в чрезвычайном съезде. Но не как делегат. Как гость. Может тебе это будет интересно. Ладно. До встречи».

Сказанное Бельгером не осуждается и не комментируется, а принимается как установка, не смотря на противоречивость и скандальность суждений Вормсбехера. Прямой ложью является утверждение Вормсбехера о якобы тайном характере решения Совета ВОСН «Возрождение», состоявшемся в начале февраля 1991 года в Новосибирске. ВОСН принципиально избегало любых тайных действий, обоснованно опасаясь попасть под статью уголовного кодекса СССР, власти которого тщательно выискивали уязвимые места в делах ВОСН, чтобы укротить его руководство. И потом, о какой секретности решений можно говорить в организации, открыто обсуждавшей эти решения на своём Совете из более, чем ста членов? Опровергается злостное измышление Вормсбехера также самим фактом прибытия и выступления на упомянутом заседании Совета ВОСН делегации правительственного Оргкомитета по подготовке 1-го съезда немцев СССР во главе с одним из заместителей Б.В.Раушенбаха. В эту группу, помимо Владимира Бауэра входили Светлана Соловьёва (Гильц) и др. Так о какой тайной договорённости в таких условиях можно вести речь?

Вторым злостным вымыслом Вормсбехера здесь является утверждение о намерении Гроута провести данный съезд только силами своих сторонников и курсе на сознательный раскол.

Приведённый фрагмент телефонного разговора Вормсбехера с Бельгером, скорее похожего на директивный монолог или рамочную установку для поведения Бельгера на чрезвычайном съезде, показывает политическую ориентацию автора книги «Зов».

Описывая предсъездовскую атмосферу (стр.377), Бельгер и сам допускает явно тенденциозное утверждение: «И «патриотов» и «предателей» было примерно поровну» и далее «Агрессивные молодчики, стоявшие у двери, некоторых оргкомитетчиков не пускали даже в фойе». Это, конечно, было не так. Пропорции были примерно 1 к 10 в пользу делегатов, желавших проведения отменённого съезда, т.е. «патриотов». А членов Оргкомитета, избранных делегатами съезда и не желавших регистрироваться и тем самым мешавшим собрать минимальный кворум (50% плюс 1 голос) для легитимности съезда, совершенно обоснованно не пропускали в фойе и зал для работы делегатов.

Продолжая описывать ситуацию на 1-ом Чрезвычайном съезде немцев СССР, Бельгер по телефону рекомендовал легендарному Эдуарду Айриху не прилетать из Алма-Аты на «это экстремистское сборище» (стр.393). Но бывший ближайший друг Бельгера, человек безупречного авторитета и заслуг, всё же прибыл на съезд к последнему дню его работы и выступил с яркой, разоблачительной речью против продажного Оргкомитета и властей СССР.

13 мая 1991 года, спустя два месяца после прошедшего 1-го Чрезвычайного съезда немцев СССР, в Москве прошло очередное заседание так и не распущенного Оргкомитета под председательством академика Раушенбаха. Описывая ход этого заседания, Бельгер приводит слова академика: „Откровенная ложь Гроута. Он всё врёт. Он вынужден врать. … У Гроута нет серьёзных оснований для конфронтации. Я считал, что мы товарищи, а, оказывается, нет. С конфронтацией надо кончать» (стр.431).

Утверждения Раушенбаха о какой-то лжи Гроута, причём в совершенно категоричной форме, зависли немым диссонансом. В более пятисотстраничной книге, ни до, ни после приведённого утверждения академика нет и следа, хотя бы намекающего на лживость Гроута в его деятельности. Однако дискредитирующий ярлык наклеен авторитетом недосягаемой высоты. А как обвиняемому с ним жить автора не волнует и не смущает.

А меня вот смущает. И стыдно мне не за себя, поскольку знаю, что подтвердить моё мнимое враньё никому не удастся. А стыдно мне за самого Герольда Карловича, не восставшего против клеветнического утверждения или хотя бы высказавшего сомнения по этому поводу при написании романа. И стыдно мне за Бориса Викторовича за то, что он позволил себя использовать властью и её лизоблюдами из числа немцев, входивших в состав правительственного Оргкомитета по подготовке 1-го съезда немцев СССР.

Глава 10. Первый съезд немцев СССР.

В этой главе допущено серьёзное искажение действительности. Но, скорее, не намеренно, а в силу притупления памяти после 20-летнего отдаления от данного события. Привожу авторскую трактовку ситуации : „То же со съездом. Предыдущий, признанный властями нелегитимным, был назван Чрезвычайным. Кто-то назвал его первым этапом съезда советских немцев. Этот законный, легитимный – решили в конце-концов назвать ПОЛНОМОЧНЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫМ».

В этом деле Бельгеру в своём романе-исповеди всё же следовало бы быть точным и корректным. Ведь речь здесь идёт не о банальном общественном мероприятии, а о высшем общенациональном форуме целого народа. Поэтому легковесная фраза «кто-то назвал его…» тут просто не приемлема. Эти «кто-то» были полномочными делегатами в количестве 525 человек, отважившиеся наперекор властям провести, уже дважды откладывавшийся общенациональный форум репрессированного народа. Эти «кто-то» четко определились с названием мартовского 1991 года форумом народа, назвав его Первым Чрезвычайным съездом немцев СССР. Первый этап. А тот, который состоялся позже, в октябре 1991 года, уже с участие властей России и Германии, после серьёзной дискуссии и голосования по данному вопросу, был назван вторым этапом Первого Чрезвычайного съезда немцев бывшего СССР. И всё в этом названии продумано и обоснованно. Тем более, что СССР уже не стало. А что касается красивой и ёмкой фразы ПОЛНОМОЧНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЙ, то она в равной степени может быть отнесена к обоим этапам Первого Чрезвычайного съезда немцев СССР. В конце – концов, власти и СССР и России, с одинаковым пренебрежением отнеслись к волеизъявлению репрессированного народа, как сформулированному на «нелегитимном», так и на «полномочном представительном» съезде.

А теперь о сильных, достойных сторонах книги «Зов» Герольда Бельгера.

Во-первых, это ценная, правдивая и честная летопись-исповедь о судьбе российских немцев через собственную судьбу автора, его родственников и друзей.

Во-вторых, эта книга написана профессиональным литератором-аналитиком, большим авторитетом из среды российских немцев.

Если бы кому-то вдруг потребовалось с нуля познакомиться с судьбой российских немцев, и он был бы ограничен выбором трёх книг, то я бы рекомендовал этому человеку «Зону полного покоя» Герхарда Вольтера, «Первый Чрезвычайный съезд немцев СССР» под редакцией Виктора Дизендорфа и «Зов» Герольда Бельгера. При этом я не умаляю ценности таких книг как «История российских немцев в документах» (двухтомник под редакцией Владимира Аумана и Валентины Чеботарёвой); «Прощальный взлёт» и «10 лет в Возрождении» Виктора Дизендорфа; «Российские немцы. Право на надежду» Владимира Бауэра и Татьяны Иларионовой; «Хождение по замкнутому кругу» Виктора Баумгертнера, а также ряда других изданий.

К несомненным достоинствам книги «Зов» относится описание духовного состояния депортированных немцев на примере Гарри Карлсона, т.е. Герольда сына Карла или самого автора. Это состояние прослеживается на протяжении более 60 лет, - с 1941 по 2007 гг., по сути, с детского до престарелого возраста. Описание духовного состояния свидетельствует о том, как глубоко были деформированы души этнических немцев в СССР, что народу по существу привили ущербную, рабскую психику.

Особенно интересно и правдиво Бельгер описал общественную атмосферу в среде российских немцев в период подготовки 1-го съезда немцев Советского Союза и непосредственно на трёх общенациональных форумах репрессированного народа. В осторожной, предположительной форме он поделился мыслями о том, что за расколом национального движения российских немцев центральные партийные власти и спецслужбы СССР и России.

Исключительно ценным в книге «Зов» является описание беседы первого президента СССР М.С.Горбачёва с членами Оргкомитета по подготовке 1-го съезда немцев СССР. Эта информация оставалась до появления «Зова» совершенно закрытой. Общественность вынуждена была пользоваться лишь куцым официальным пресс-релизом. Вдогонку Бельгеру и Гуго Вормсбехер выложил в Интернете на портале Prosa.ru своё описание встречи российских немцев с президентом СССР. Однако эти два описания сильно отличаются, в особенности по части политических выводов. В данной ситуации я полностью на стороне Бельгера, не имевшего никакого мотива искажать реальность, чего нельзя сказать о Вормсбехере.

Заканчивая свой роман-исповедь, Герольд Карлович оставляет читателей у развилки дорог, основной из которых остаётся направление в сторону Германии. Не подводя ни к каким заключительным выводам, автор де-факто подводит к мысли о правильности выбора российских немцев по своему этническому спасению на своей исторической родине. С другой стороны, описывая результаты т.н. легитимного 1-го съезда немцев б.СССР, Бельгер показал его полную безрезультативность. Тем самым он ещё раз подтвердил обоснованные опасения ВОСН «Возрождение» («Видергебурт») о подмене властями СССР и России реальной реабилитации народа поэтапной бутафорией, в расчёте на исход народа через реэмиграцию в Германию или естественное вымирание носителей идеи реабилитации в собственном отечестве.

Генрих Гроут,
Берлин, июль 2015 год.

Скачать книгу: Герольд Бельгер «Зов»







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Самый тонкий волос тоже бросает тень»