dle



Эльвира Мут...    
Эльвира Мут...

Сейчас уже почти никто из наших земляков не помнит, когда же после большевистской вакханалии, в которую были ввергнуты несколько поколений российских немцев, первым пробился на профессиональную сцену чистый и ласковый голос певицы, которую в 1960-х назвали богиней вокального искусства эпохи пробуждения национального самосознания советских немцев.

Так начинался очерк автора этих строк об Эльвире Мут под заголовком «Она из ада вырвалась на сцену», который увидел свет в мартовском номере журнала „Ost-West-Panorama“ за 2008 год. Никто из зрителей и слушателей не подозревал, что эта очаровательная красавица прошла через адское горнило «трудармейского» концлагеря, сохранив при этом божий дар.

Мы с Генрихом Гроутом появились во Франкфурте-на Одере, у нашей живой легенды – Эльвиры Августовны Мут накануне её 86-летия. Чувствовала она себя хорошо. Окружена весёлой семьёй внуков. Самая маленькая и шустрая плясунья, кучерявая любимица Анита с красивыми глазами и абсолютным музыкальным слухом, может стать повторением знаменитой бабушки.

Вместе с Эльвирой мне довелось гастролировать по всему Казахстану в составе первого послевоенного Всесоюзного немецкого эстрадного ансамбля „Hand in Hand“. Но прежде я всё не решался затрагивать печальную историю её адской жизни в концлагере. Ведь такое невозможно ни забыть, ни обойти молчанием.

Рассказала она об этом коротко.

- Я родилась 27 октября 1922 года в немецкой колонии Гримм АССР НП. Мой отец Август Яковлевич Мут и семь его братьев были служителями церквей в разных местах Бальцерского кантона. Когда церкви позакрывали, в 1932-м решением суда всех нас выселили из Поволжья в Петропавловск, что в Казахстане.

В 1942-м маму увезли на каторгу в Архангельск, отца по состоянию здоровья оставили дома с малышами, брата загнали в шахту Кизела. Меня 20-летней девушкой увезли в телячьем вагоне на каторгу в Соликамск Молотовской области. Там нас, женщин, поднимали в пять утра и гнали зимой под конвоем на стройку.

Ночами в бараках нам не давали спать блохи. Так мы обессиленные и полуголодные, досыпали на ходу, на пути к очень тяжёлой мужской работе. Я бы там, конечно, не выжила, если б не встретила такого же раба из соседней мужской колонны – Володю Кёнига. Он попал туда из Оренбурга. Ой, лучше не вспоминать...

- Элли, ты же знаешь, всё старшее поколение прошло через ту кровавую молотилку...

- Ой, в общем, без документов пожениться официально мы с ним не смогли. Я рискнула. Надо же было как-то спасаться. В 1946 родила Люсю. И меня, слава Богу, списали. Всё.

Чтоб закончить грустное воспоминание на мажорной ноте, Эльвира добавила:

- Было, конечно, тяжело, но я рада, что моя доченька выросла и стала прекрасной пианисткой. Не раз выручала меня на сцене как концертмейстер.

...А я не забыл, как Эльвира в 1960-х, натянув белые капроновые перчатки, прятала в складках своего концертного платья натруженные ладони рабочих рук, стесняясь показать их зрителям. Что поделаешь, на сцене всё должно быть красиво.

...Про звериные законы Соликамска, в котором отбывали свою национальную «повинность» мужчины, мне писал двоюродный брат Александр Мунтаниол, который видел все ужасы сталинского произвола своими глазами. Там из колонны периодически набирали по 300 человек для работы в каменных карьерах на станции Вильва. Перед отправкой им устраивали скоростной медосмотр. Не утруждая себя мудрёными анализами, прослушиванием, врачи поворачивали каждого спиной к себе, и если два пальца не проходят между ягодицами, значит – годен.

Все работы по заготовке камня с дроблением и погрузкой – вручную. Были громадные, никем не выполнимые нормы выработки. За каждую вагонетку получали жетончик. Никто не мог подняться с третьего котла. В результате из 300 человек полуживыми вернулись в барак – 75. Очередной набор жертв – по той же схеме. Так, с декабря 1941 по март 1942-го из 6000 тысяч немцев погибло 3700.

Бригада могильщиков копает зимой яму и к её краю подвозит трупы. Чтобы упредить случавшиеся ранее побеги голодных «трудармейцев», наёмный палач военизированной охраны ширяет шилом в пятку обнажённого мертвеца, бьёт его деревянным молотом по лбу. Только после этого позволяет сбрасывать тело в яму. Но если кто не умещается в длину траншеи, ему тут же обрубят ноги и – на свалку».

Не случайно то проклятое место узники концлагеря назвали «Вильва – гроб фрицев». В таком вот жутком соседстве провела четыре страшных года будущая звезда немецкой эстрады.

А я до последнего считал, что за плечами Эльвиры непременно – консерватория. Но комендатура не пустила её в ВУЗ. После музыкального училища с таким чарующим голосом меццо-сопрано она могла бы стать народной артисткой! Но от судьбы не уйдёшь. А менять национальность... Она осталась до конца верной себе, своему роду, своей Волге, о которой так трогательно пела там, и уже здесь, в Германии, в поездках с Яковом Фишером: «Издалека долго, течёт река Волга...»

Жаль, что немцы Сибири, Алтая, Таджикистана и других уголков страны так и не дождались своих артистов. Напрасно «Нойес Лебен» посулила читателям радость встречи с искусством своих немцев.

После гастролей ансамбля по городам и сёлам Казахстана и Киргизии, пошли слухи, будто скоро нам вернут автономию. Молва об этом долетела до верхов. И тогда нашу «Музыкальную табакерку» захлопнули.

Стало ясно, что после вст речи в Москве с Конрадом Аденауэром, Хрущёв велел создать для немцев «игрушку» больше для показухи перед Западом, и чтобы лучше пахали. Ведь вся целина держалась на них. Зато «дорогой товарищ» Леонид Ильич Брежнев в своей книжке «Целина» даже не вспомнил о наших немцах, а Микоян, Кунаев и Калашников были категорически против восстановления нашей АССР НП. Дескать, надо оставить на целине, чтоб вечно кормить весь мир казахстанскими миллиардами пудов хлеба.

Ну как тут не вспомнить русскую поговорку: «Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным». Российские немцы испытали всё это на своей шкуре. А Эльвира Августовна Мут старалась не вспоминать своё истерзанное прошлое в кошмарной «трудармии». Её отвлекают от этого весёлые голоса внуков, которым нужна любимая, талантливая бабушка

И нам остаётся пожелать ей здоровья и долголетия.

Но 20 ноября 2012 года мы прощались с нашей легендой...

20 ноября 2012 года во Франкфурте-на Одере, после трёх инсультов и потери памяти, скончалась известная и любимая наша певица Эльвира Мут.

Вернувшись из «трудармейской» каторги, она окончила Пермское музыкальное училище и всю свою жизнь связала с искусством. В разных филармониях страны вела музыкальный лекторий и в порядке иллюстрации исполняла классические произведения русских, немецких и западно-европейских композиторов

Была солисткой Челябинского театра оперы и балета и Всесоюзного немецкого эстрадного ансамбля „Hand in Hand“ при Кустанайской филармонии. Её чарующее меццо-сопрано запомнилось всем, кому удалось хоть раз послушать эту красивую и талантливую исполнительницу. Облик нашей легендарной певицы навсегда останется в нашей памяти, в наших сердцах.

Материал прислал: Вилли Мунтаниол



Выступление Эльвиры Мут на встрече поволжских немцев в Бюдингене (Германия) в 1999 году.






Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Как можно искать прочных союзов, когда весь мир сошёл с ума?»