dle



Пропавшее письмо, - Папа Шульц    
Пропавшее письмо, - Папа Шульц

Лети с приветом, вернись с ответом! -
с любовью писали раньше на почтовых конвертах.
- Спеши, почтальон, если можешь, то бегом!
Спеши! Твою почту очень ждут хорошие люди!


Расстроенная, томимая невозможным ожиданием пожилая женщина, бывшая учительница математики, лишившись сна и всякого терпения, еле дождалась утра. И как рассвело, сразу позвонила своей бывшей ученице, у которой вчера была в гостях.

-Таня! Танечка! Не у Вас ли я оставила свой портмоне со всеми документами и деньгами?
Приехали вчера домой с племянником, я хватилась - кошелька нет!

-Таня выскочила на веранду, где вчера пили чай с гостями, и увидела на стуле вероятно выпавшее из кармана пропавшее портмоне.

-Ну, слава Богу, нашлось! - обрадовалась Элла Адольфовна, - а то вчера мы всю машину обыскали, ничего не нашли! Вам звонить уже поздно было. Всю ночь не спала! Без карточек и без паспорта страшно жить. Ни к врачу сходить, ни денег снять в сберкассе, ни продуктов купить. Прямо жизнь в тупик упирается. Ну, слава Богу, нашлось!

-Да не беспокойтесь Вы так, Элла Адольфовна! Я сейчас всё это аккуратно упакую, отнесу на почту и вышлю вам заказным письмом. Завтра всё получите!

На другой день письмо не пришло! Не пришло и на следующий! Начали поиски в интернете. Прошла неделя - письма не было! Отправитель и получатель, измучавшись ожиданием, пошли на почту.

Интернет показывал, что на следующий день заказной пакет был уже в городе, где проживает адресат. Дальше след необъяснимо пропал.

По письменному заявлению отправителя почта начала внутреннее служебное расследование и согласно закона растянула время поиска на целый месяц.

Элла Адольфовна, томимая тревогами, заблокировала карточку в сберегательной кассе, чтоб злоумышленники не воспользовались её пенсией. Как-то надо жить? Как-то надо снимать деньги в сберегательной кассе?

Подождав ещё пару дней, она вынуждена была заказать в сберкассе новую карточку. Затем заказала карточку медицинского страхования, новый паспорт. Всё обошлось в копеечку и стоило немало.

Через месяц почта прислала письмо, что она ответственности не несёт, потому что согласно описи в пакете, как соблазн, были деньги - пятьдесят евро, - а их пересылать нежелательно. Вот такая нынче почта. К убытку в письме и стоимости пересылки приплюсовывались троекратные расходы на восстановление документов, плюс время и нервы.

Элла Адольфовна, неудовлетворившись официальным ответом почтовиков, позвонила старому знакомому, который раньше работал на почте, с надеждой выяснить закулисную обстановку фирмы.

Роберт, внимательно выслушав, тяжело вздохнул и вспомнил свою бывшую работу на почте.

Раньше, когда немецкая почта была государственная, она работала как швейцарские часы. Работа была уважаемой, почётной и хорошо кормила. Люди с удовольствием работали там пожизненно.

Потом появились конкуренты: JPS, DHL, DBL. Почту приватизировали. Почтовые руководители сразу сократили персонал и сделали эту работу поточной пото-соковыжимательной. Когда Роберт устроился шофером на почту, ему было очень трудно, особенно, если доставалась ночная или двойная смена.

Роберт вспомнил чёрную полосу своей прошлой жизни, когда в очередной раз он как "шпетаузидлер" опять потерял свою работу.

Работодатели Германии эксплуатировали рабочий класс под знаменем закона. Люди работали на износ, на минимальной зарплате, надеясь на постоянное трудоустройство. Но по закону, если через два года давали постоянку, то надо было повышать зарплату. Дешевле было уволить человека и нанять нового. Сверхприбыли и экономия заработной платы для личного обогащения верхушки имела смысл. Текучесть кадров, обнищание масс, массовое недовольство роли не играло. Капитализм улыбался во всё лицо, а кто вам скорчил такую рожу, говорить бессмысленно. Эта же мораль вошла в семью.

-Я с тобой хлебом не поделюсь, - заявила ему тогда его жена, - Ищи работу! Ты мой хлеб есть не будешь!

И завела свое личное конто, куда перечисляли ее зарплату. А вскоре после этого, прихватив дочь, тайно съехала с квартиры. Свинцовые мысли о женском предательстве отвлекали от всего хорошего.

Законный муж одиноко завис на безработном пособие. Ему было очень обидно. Он всю жизнь тащил всё домой и не делился, а отдавал все!

С отчаяния он обзвонил все фирмы в округе и случайно попал в цель. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Устроился на работу шофером на узловой почтамт, всего на один месяц, как "Вайнахтсман".

Он должен был помогать возить возросшую новогоднюю, поздравительную почту до тридцать первого декабря! На дольше не берут. Но в душе очнулась слабая надежда.

Под Новый год все счастливы надеждой, только ёлки Новый год нелюбят. Их в лесу срубают!

На почте тогда работало 60 шоферов, у них было 17 начальников. Отношение шоферов к работе от и до. За так, из кабины не вылезут, это у которых работа фест, то - есть постоянная. Остальные были согласны на все.

Работа сложная - по графику. Бывает, что домой приходишь, полчетвертого утра, или ещё раньше идешь на утреннюю смену.

При погрузке - разгрузке почтового грузовика надо быть очень внимательным. Потому что стоишь и "танцуешь" на заднем гидравлическом, подъемном борту. Всегда надо помнить о его ограниченных размерах, иначе упадешь, или упадет тележка с почтой, а это либо травма, либо будешь долго собирать все письма и по новой сортировать сам в своё личное время.

Навигаторов тогда небыло, на память надо было знать 200 маршрутов. Если заблудился в дороге, то ночью остановить другую машину трудно, немцы кивают в знак того, что видят тебя, медленно объезжают, дают полный газ и исчезают.

Чем шикарнее машина, тем быстрее уезжает ее хозяин, то ли бояться, то ли у них время - деньги? Останавливаются, как правило, вежливые старички и усердно всё объясняют. Прохожих спросить нельзя - их нет. Деревни как вымерли - без людей.

Чуть запоздал, туман, гололед, объезд, автопробка, трактор впереди, заблудился и т. д. приехал позже, а там уже ждёт куча недовольных почтальонов, значит, они тоже будут позже разносить почту и позже придут домой, а им за переработку не платят.

После рейса у водителей пауза, но если запоздал с работой или в дороге задержался, то пауза пропала.

После паузы шофера должны сортировать жёлтые ящики. Они пластмассовые и как - то сами выкручивают руки. На тыльной стороне ладони всегда синяки и постоянная в руках боль. Правило простое: чем быстрее справишься с заданием, тем быстрее получишь новое!

На сортировке работа физически тяжелая, всё стоя, всегда влажный от пота. Стопки каталогов весят прилично, накидаешься, устаешь, притупляется внимание, начинает болеть плечо, руки, чашечки на коленках, опухают подошвы ног.

На почте всё было очень строго! На первом же инструктаже объявили, что если в цехе на полу будет, валятся отклеившаяся от конверта почтовая марка, поднимать её с пола самому нельзя. Будет считаться воровством с последующим увольнением. Надо немедленно сообщить начальнику, он в вашем присутствии поднимет и знает сто делать дальше. Часто всем рабочим проводили шмон. Комиссия из начальников внезапно производила личный досмотр и досмотр личного автомобиля.

В тот день Роберт работал в первую смену. Работа начиналась в 3 утра.

До этого, дома надо было встать, проснуться, побриться, умыться, выпить кофе, взбодриться. Проехать 25 километров на работу, зайти в диспетчерскую, взять ключи от грузовика, документы, завести машину, подогнать её под погрузку, выйти из кабины, опустить задний борт, снова сесть в кабину, сдать задом к погрузочной рампе, выйти из кабины, зайти в здание почты, открыть ворота своей рампы.

Надо сказать, что все замки на почте были электронными, открывались по личной пластиковой карте. Действия всех сотрудников диспетчер видел на экране. Всё зафиксировано на века: кто в буфете, кто в туалете, кто пришел, кто ушёл, кто работает, кто курит, кто уехал, кто приехал...

Тотальный контроль!

Чтобы обмануть компьютер, желающие покурить за счёт рабочего времени толпою ждали у дверей. Один открывал своей картой дверь, а пятеро пробегали следом незамеченные электронным сторожем.

Роберт вошёл в цех сортировки и увидел почту своего маршрута. Как всегда под Новый год её было очень много. Он стал быстро загружать почту в свой грузовик. Тележки с желтыми пластиковыми ящиками, наполненные под завязку белыми конвертами были тяжелыми, килограмм по триста. Тележки надо было загружать задом наперёд. Сначала почта для последнего по маршруту населенного пункта, последняя - для первой остановки. Все шофера как муравьи, работали на скорость, наперегонки загружали свои почтовые машины.

-Давай! Давай! Быстро! Время пошло! - торопил начальник.

Закончив погрузку, шофера в темпе крепили в кузове тележки с почтой специальными крепёжными ремнями, чтоб они на ходу не катались по кузову и не опрокидывались. Но и ремни не всегда выдерживали на поворотах напор тележек наполненных тяжелый бумагой. Часто водитель чувствовал, как в фургоне на повороте лопался ремень, переворачивались тележки, перемешивалась на полу почта; а машина просто вырывалась из-под контроля, как будто кто-то сильный выхватывал из рук руль.

Закончив погрузку, Роберт закрыл ворота своей рампы, взял сопроводительные документы, выскочил на улицу. Все почтовые машины уже разъехались. В темном, холодном пространстве шёл нудный новогодний дождь с большой примесью снега. Роберт посмотрел на часы.

- Опаздываю! - подумал он, быстро заскочил в кабину, завел мотор, включил скорость и плавно нажал на педаль газа. Машина, загруженная под завязку тяжело набирала скорость; вот он уже выскочил на проселочную дорогу, выехал на скоростной автобан, и все стало на свои места.

Почтовая машина несла свой драгоценный груз заждавшемуся адресату. Фары выхватывали из темноты кусок мокрой дороги, и глаза водителя напряженно всматривались в непроглядную, тёмную даль, зашторенную непогодой.

Только он набрал скорость, как его обогнала легковушка, посигналила, поморгала фарами и, оторвавшись, ушла вперед. Это же повторяли другие обгонявшие почтовую машину водители.

-Что - то у меня не так?- подумал Роберт заглянул в зеркало заднего вида и обомлел. За его почтовой машиной в ночи тянулся белый инверсионный след, наподобие того, что оставляют в небе реактивные самолеты.

-Что это? - испугался Роберт, включил аварийку, прижался вправо, остановился на обочине автобана, выскочил из кабины, побежал назад и ужаснулся.

Сколько было видно в темноте, в нелётную погоду, всюду на мокром дорожном покрытии автобана валялись белые почтовые конверты. Он быстро подобрал ближайшие конверты, но пролетавшие на большой скорости машины сделали это занятие опасным для жизни.

Роберт принёс собранные письма к машине и увидел, что задний борт его грузовой почтовой машины был не закрыт, и ветер на ходу буквально высасывал конверты из фургона и расшвыривал их по всей дороге.

Многочисленные автомобили на большой скорости проезжавшие по конвертам, тут же превращали их в мокрую бумажную кашицу, размазывали по асфальту, превращая их в ничто. На глазах уничтожались естественные вещественные улики досадного происшествия.

-Бедные адресаты?! Многие теперь не дождутся своей почты. Простите, меня люди! - мысленно извинился Роберт и положил собранные письма в кузов. Долго стоять нельзя! Время и опасно! Сообщить начальству было невозможно: сотовых телефонов тогда ещё не было. Письма собирать бесполезно. Многие из них уже прекратили свое существование.

-Всё спешка! - ругал сам себя Роберт и быстро закрыл задний борт почтовой машины.

-В туалет нормально сходить нельзя! Всё галопом! Всё под контролем, рехнуться можно! Стресс-прогресс! Но счастье - что есть работа!

Он заскочил в кабину, осторожно тронулся с места и, расстроенный, продолжил свой неприятный, утренний, почтовый рейс.

На почте, куда он привез груз, недостачу не заметили, и водитель решил не обострять обстановку. Все равно горю не поможешь, а заканчивающийся трудовой договор могут не продлить, и надежда рухнет. Ну а проскочит дело, может постоянная работа ещё и улыбнется. Быть честным хочется... Но меньше, чем богатым....

-Приму грех на свою душу, - сказал водитель и незаметно перекрестился с большим доверием к небесной власти.

-Вот и вернулась из прошлого бумерангом неприятная ситуация. - Вспоминая свою тайну, подумал Роберт.

-Вы ведь работали на почте, может, узнаете по знакомству, куда делось моё письмо? - умоляла Элла Адольфовна!

- Почту за честь помочь вам, Элла Адольфовна! Но понимаете: у жителей Германии нет отчества. Только имя и фамилия. Почта часто путается, если в одном доме живут два-три однофамильца, да к тому же тёзки, тогда адресат не известен и получается: "На деревню дедушке". Немцам отчества не хватает, а номера квартир они ещё не придумали. Вот и путаница в почте, а виноватых как всегда нет! - Роберт как мог, успокаивал пожилую учительницу.

-А вот ещё случай был, потерявшееся письмо нашло своего адресата через пятьдесят лет! Парень послал девушке своё признание. Она за это время стала женой, мамой, бабушкой, вдовой и снова свободной. Теперь они опять вместе!

Это раньше была медленная бутылочная почта, сейчас она электронная, быстрая, бесплатная, безошибочная, жалко, что виртуальная. Портмоне по факсу не пошлёшь. Но кто знает, что нас ожидает? А может, Вы знаете? Жду ответа, как соловей лета!

Папа Шульц. Германия. Гисен.
01.10.2015. - 12.10.2015







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы smart
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Я не могу принести в жертву политике свою честь»