dle



ч.2 «Повесть о настоящем Шульце»    
ч.2 «Повесть о настоящем Шульце»

ВЕРА

Мама была очень верующая женщина, ей надо было непременно ходить на все собрания. По воскресениям Отто возил её на автобусе в церковь. Потом ждал мать, сидя на собраниях у самого выхода. Посидит и после служения отвозил её опять домой на автобусе. Несколько раз ездил с ней, чтоб дорогу запомнила. Как она дорогу выучила, стала ездить сама, а Отто перестал ходить на собрания и занимался своими делами, но в душе его всё-таки туда тянуло. Отто ещё несколько раз сходил, послушал о чём там говорят, потом уже ходил на собрания постоянно, но был неверующий, и сомневался во всём, как Фома из библии, но зато он познакомился там с очень интересными людьми. Сблизился со своими ровесниками, с пресвитерами и подружился с баптистом Колей Левиным.

Отто начал многим интересоваться и вычитал в книгах, что всем известная «Пизанская падающая башня» находится в Италии на территории неповторимого по-красоте, прекрасного и величественного собора в городе Пиза. Христианский собор встречается на фотографиях чуть реже и совсем редкостью считается фотография баптистерия. Весь архитектурный ансамбль состоит из трех шедевров.

Во всей истории человечества каждый хоть раз задумывался над свой жизнью и искал смысл своего бытия, искал Бога. Многие паломники проходили полмира, чтоб склонить колени в Божьем храме, признаться в своём бессилии, очистить душу и принять верой Иисуса Христа, Бога отца и Святого Духа. Но раньше не всех пускали в Божью церковь, а только покаянных, верных, преданых христиан. Для того чтобы войти в церковь, надо было принять присягу, дать клятву верности Христу, совершить водное крещение. Для этого построили огромный круглый баптистерий, бассейн, наполненный водой. Каждый, сознательно принявший в сердце Иисуса Христа, должен был умереть для мира, для общества, для земной жизни, для себя, и вновь родиться, чистым, чистым для Иисуса. В баптистерии крестили, погружали человека лицом к небу в воду, пока она над ним не сомкнется, символизирую могилу, смерть и конец грешной жизни.

Когда же верующий встаёт из-под воды, он-возрожденное дитя Божье, это начало новой верующей жизни. И Бог отныне в нём и с ним. Кто один раз родится, тот два раза умрёт, кто два раза родится, тот один раз умрёт, умрёт лишь телом. Из праха встал и прахом стал, а дух будет вечно с Богом.

Слово «баптист» происходит от греческого слова «баптизо», и обозначает крещение, или омовение, через полное погружение в воду. Идея связана с евангельским учением о крещении. «Кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Маар. 16,15-16).

Баптисты отвергают крещение младенцев, признавая сознательное крещение людей в возрасте Иисуса Христа, по личной вере при наличии твёрдых христианских убеждений и отказа от греховного образа жизни. Баптисты признают Библию в составе Ветхого и Нового Завета. Священное Писание обладает исключительным авторитетом. Баптисты придерживаются принципа всеобщего священства, а также самостоятельности и независимости каждой отдельной церковной общины. Пресвитер (пастор) общины не обладает абсолютной властью, наиболее важные вопросы решаются на братских и церковных советах, общих собраниях верующих. Богослужения носят творческий характер и состоят из проповеди, пения в сопровождении инструментальной музыки, импровизированных молитв (своими словами), чтения духовных поэм и стихотворений, постановкой театральных сценок.

Первая община баптистов была основана в Амстердаме в 1609 году. Члены этой общины положили первый и главный «кирпич» в будущее баптистское вероучение: баптисты считают, что Христос искупил грехи всех людей без исключения. Частные баптисты утверждают, что Христос искупил грехи только избранной части человечества. Среди баптистов были умнейшие люди, такие как, Чарльз Сперджен, английский проповедник, Джон Ролфеллер, меценат нефтяной промышленности США, Марин Лютер Кинг, негритянский лидер, Джон Картер -39-й президент США, лауреат Нобелевский лауреат мира. Но главное будет, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. (1 коринфянам. Гл 2. 9 стих.)

Отто пытался фантазировать, представляя себе царство Божье, но человеческая фантазия, перед Божьей-нищенка. Он понял, что смысл веры не в том, чтобы поселиться на небесах, а в том, чтобы поселить небеса в себе, а «Мудрость мира сего есть безумие перед Богом»,- говорил апостол Павел. (1-послание к коринфянам. 3. 19.) В мыслях Отто стал появляться Божественный интерес. Однажды к нему подошёл Володя Фрезе и говорит:

-Слушай, Отто! У меня есть идея! У тебя время есть, а у меня времени нету. Надо переписать начисто всю историю христианства. Материал есть в журнале «Братский весник» который издаётся баптистским братсвом в Москве. Там пишут известные проповедники Карев и Сомов. Я тебе буду доставать христианскую литературу, а ты переписывай и сортируй по векам. От рождения Христа и до наших дней.
-Рисковано! А не посадят? По-почерку найти не трудно?- подумал Отто, но согласился. Плохо в тюрьме инвалиду будет, но Бог важнее.
-Давай! Я буду переписывать, потом переплету и будет у нас своя дорогая книга. Сказано-сделано.
Не прошло и полгода, как история христианства была переписана. И как она пошла по рукам и где только не была: и в Джамбуле, и в Ташкенте и в других городах и сёлах, где её только не читали, Отто её вообще не видел, наконец, она вернулась, и видно было, что побывала она во многих руках, что её читали. Потом он подарил её своему другу Виталику Стефановичу.

Затем к Отто подошёл другой друг Володя Шестаков, у него книг было дома целая библиотека. Он говорит.
-Есть такая интересная книга профессора Бетекса «Как Бог научно творил мир», 400 страниц. Давай сделаем так. Ты её перепишешь, я сделаю копии и у каждого из нас будет своя книга. Отто переписал её за три месяца, потом красиво всё переплел, и получилась замечательная вещь. Эта книга произвела на Отто такое сильное впечатление, что он перед своим неверием на лопатках лежал. Теперь Отто был верующим, ему не надо было доказывать, что Бог есть. Он это знал точно! Он был в этом уверен.

И вдруг ему опять начал сниться один и тот же сон. Отто летал во сне. Ну, прямо как птица, летал высоко, высоко в облаках, и чувствовал, что его тянет ещё выше, выше облаков, а сам думал, что мне там делать? Ведь я житель земли. Ему становилось страшно. Он старался лететь вниз к земле, но на землю никак не может опуститься, так и парил над землёй. Красиво и хорошо становилось на душе. Стал в церкви рассказывать о своих снах, чтоб разъяснили. Его все спрашивают, как ты летаешь?
-Очень просто!- отвечает. - Разбегусь, машу руками и лечу как птица, куда хочу, как хочу и сколько хочу.

В воскресенье должна была состояться пасха, Отто читал писание, и в это время попалась ему на глаза (Деяния апостолов. 2 гл. Стих 17). Там стояло:

«И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут»;
-Ах, вот в чём дело? Вот мне Бог и открыл значение моих снов. - обрадовался Отто.
-Ты должен идти и каяться, - как будто кто ему сказал изнутри - не опоздай!

Отто встал перед окном и ясно увидел за стеклом перед собой, совсем близко - смерть. Он понял, всё можно пережить, кроме смерти. От испуга Отто стал молиться:
-Господи! Ну, помоги мне дожить до вечера, я сегодня же пойду на собрание и покаюсь.
Он загорелся желанием.

Из магазина вернулась мама, положила сумки на стол и сказала, что хочет поехать на собрание. Отто говорит:
-Мама, я тоже поеду! Мама удивилась, обрадовалась и призналась, что давно ждала этого момента, что давно просила Бога, чтоб он устроил так, чтобы любыми путями, но чтоб Отто пришёл к Господу.
-Любыми путями?- вздрогнул Отто.

Была среда, Отто с мамой пошёл на собрание. В церкви было трое проповедников и много народа. Боль в душе была сильнее боли в теле. Дятлом стучала в висках кровь. Что было в тот день в церкви, он вспомнить не мог, но на него очень сильно повлияли тогда две песни.

Страшно бушует житейское море,
Сильные волны качают ладью,
В ужасе смертном, в отчаянном горе,
Боже мой, Боже, к тебе вопию!

И второй гимн

Научи меня Боже молиться,
Твой священный закон соблюдать.
Научи с гордым сердцем смириться,
Твою волю во всём исполнять.

Вот эти две вещи очень сильно на него подействовали, прямо как соль на рану. Потом вышел проповедовать Бережной Иван Андреевич. Он работал инженером на заводе, был грамотным и интересным человеком. И Отто вдруг захотел непременно сейчас покаяться, но не смог. После второй проповеди тоже не смог. Настало время молитвы. Все уже помолились, а Отто не может, хочет молиться, но не может, а в зале тишина такая, что слышно как пролетит муха. Отто думает: ну что это такое? Я ведь хотел покаяться, почему не могу? Сейчас они начнут дальше молиться, и я опять останусь? Так он сам с собой размышлял и вдруг подумал попросить помощи у Бога, и он обратился.

-Ну, Господи. Ну, помоги мне!
Вдруг как толчок, какой-то ему в спину и как будто нарыв лопнул, он начал громко молиться. Просил у Бога прощенья, защиты, чтоб приняли в церковь, все рассказал, что в душе болело. Молился, как мог. Когда собрание окончилось, подошла к нему сестра из первых рядов и спрашивает:
-А кто покаялся сегодня? Кто это так громко и так искренне молился?
-Я покаялся, и я молился!- отвечает Отто.

Вдруг с кафедры объявили: «Брат, который покаялся, выйдите вперёд»,- Отто пошёл вперед, и мама тоже подошла радостная. Братья стали расспрашивать Отто обо всём, что-то записывали. Спросили про образование. Неполные 11 классов. «Это хорошо обрадовались братья, сможешь быть проповедником». Отто очень удивился, зная, что разговорная речь у него не вязалась, очень уж был косноязычным. За всю жизнь прочитал только три книги. «Сержант милиции», «Хижина дяди Тома» и «Сатурн почти не виден» и он подумал: «Нет, проповедником я никогда не смогу быть».

Братья посоветовали читать слово Божье, а у Отто его нет. Нет библии, и достать её в СССР было невозможно. Вдруг дед Данил протягивает свою Библию на русском языке и говорит:
-Даю на время, у меня ещё одна есть, на немецком.

Отто обрадовался, посмотрел, сколько в ней листов и подумал. 1150 страниц разделить на 365 дней, это будет по три с небольшим страницы в день. Я её за год перепишу, и будет у меня своя библия. По три листа в день это для меня ничего не стоит, и взялся за дело. Переписал все книги Моисея, а потом подумал, а зачем я начал с Ветхого завета? Мне надо Новый завет переписать! Благодать же Иисуса Христа спасает нас! И он начал воодушевлённо переписывать Новый завет библии. Вдруг из Германии, из Хемница, какая-то незнакомка, Юта Альбрехт, прислала на его адрес посылку со стиральным порошком, а в порошке была завёрнутая в целлофан маленькая библия на русском языке. Отто ещё больше обрадовался, переписанные листы красиво переплёл в книгу и отдал её в церкви одной знакомой тёте Иде. Она такая радостная была, что у неё теперь тоже своя библия есть.

Затем Отто стал брать у братьев разные христианские книги, и читал. Потом каждый день вечером включал радиоприёмник и слушал христианские проповеди из-за границы и всё записывал на магнитофон. Эти радиостанции глушили советские глушители. Порой ничего не было слышно, он уставал и засыпал в наушниках, а на другой день с утра Отто тщательно разбирал каждое слово и переписывал в тетрадь, чтобы вечером донести истину до братьев. Завёл он также ещё одну тетрадку, куда записывал разные изречения, умные мысли, хорошие афоризмы. Он раньше думал, что инвалид ничего делать не может, но ему действительно необходимо было трудиться для Господа, проповедовать надо было научиться. И Отто начал много читать и потихоньку его язык начал работать, появился запас нужных слов, Мысли были уже не такие сбивчивые, а предложения становились доходчивые и убедительные. Его начали приглашать выступить с речью или в какую-то деревню поехать, на тихую евангелизацию, или бабушкам Божье слово сказать. Он начал усиленно тренировать память, учить наизусть стихи и библейские изречения.

Однажды умерла одна сестра, было очень много народа, и Отто говорил на похоронах Божье слово. Один дед очень внимательно всё выслушал и, когда Отто закончил, подошёл к нему и строго сказал:
-Брат! Ты должен в церкви говорить.

Потом подходили ещё братья, сёстры, служители и все просили проповедовать, но Отто боялся и отказывался: - «Нет! Нет! Нет! Это не так просто проповедовать!» А сам начал присматриваться к остальным выступающим. Иногда выйдет какой-нибудь проповедник послабже, а Отто про себя думает: «Ну так и я смог бы». А когда выходил сильный проповедник да говорил, так что волосы дыбом становились, Отто сам себе говорил:
-Эге! Вот как надо! Так что сиди, Отто, сиди молча на своей лавочке и молчи в тряпочку. Сравнение-мерило ценностей. Но однажды к нему домой пришли пресвитер, его помощник, рукоположённые братья и говорят:
-Всё брат, хватит молчать, пора проповедовать!
-Да я же не вполне здоров. Иногда боль так скрутит, что только и остается, как зубами скрипеть.
-Кто занимается делом, тот забывает о страданиях, - ответили они.
-Больному нужна хоть маленькая радость, чтоб забыть свою боль, надо ощутить общественную. Ты не беспомощный инвалид, ты можешь служить Богу не хуже других!
И Отто начал говорить. Он забыл о себе. Он был с братьями везде и даже ездил на Дальний восток, был в Биробиджане. Месяц проповедовал каждый день на разных собраниях.

Вернулись в Чимкент, отдохнув и отдышавшись, Отто приступил к местной евангелизации. Отто уже во всю проповедовал, но одному это делать было не всегда удобно. Хотелось, чтоб всё красиво было, чтоб кто-то что-то спел; и тогда Отто пришёл в гости к пожилой и одинокой сестре Раисе Васильевне. У неё всегда жили квартиранты, молодые девчата, которые приехали в город обучаться профессии.
-Ну что, девчонки? Поедем в село? Я буду проповедовать, а вы песни петь! - спросил Отто.
-Поедем! - отвечали они. Выучили песни и все вместе ездили.

Потом приехала Кооп Елена учиться на закройщика и поселилась у Раисы Васильевны. Отто пришел как обычно. Познакомился с новенькой, посмотрел на неё с любопытством. Она - была жгучая брюнетка, глаза чёрные, высокая, худая весила шестьдесят три килограмма при росте метр восемьдесят. И Отто про себя подумал: «И кто на ней только женится? Просвечивает насквозь». В то время ценились девчата не стройные, а пышные, сильные, работящие.

Как-то Отто зашёл к Раисе Васильевне по делам, а она с квартирантами сидела за столом и смотрела фотографии. Лены не было. Отто понравилась фотокарточка, на которой Лена держала утюг и чего-то гладила и подруги рассказали парню интересную историю о ней.

Лена старший ребёнок из большой дружной семьи. У её родителей всегда было много забот, и старшая дочь помогала им как могла. Она шила брюки, платья, костюмы, пальто и одевала всех с большим удовольствием и со вкусом. Шила из новой ткани и перешивала старые вещи на новый лад так, что не догадаешься. Особенно Лена любила шить одежду в подарок, и, чтобы малыши не догадывались на примерке, она завязывала им глаза. Зато как они радовались получая такой подарок на день рождения. Знакомые и соседи тоже шли к ней приодеться. Она никому не отказывала и её все любили, всегда кто-нибудь подвозил на работу то на машине, то на мотоцикле. Однажды Лену подвёз на работу отец подруги
и Лена рассказа ей об этом. «С моим отцом?- удивилась та,- это ты ему с брюками очень угодила! Он же когда едет - никого не видит, даже меня!» Подружки весело посмеялись, а Лене было очень приятно, ведь это была семья, с которой дружила их семья и дети и родители.

После этого Отто пристально присматривался к Лене и удивлялся, как профессионально, красиво и со вкусом Лена умела творить чудеса. Как-то девчата захотели сшить себе новые платья. Чтобы показать им, как это будет выглядеть, Лена развернув ткань, набросила её на себя и струящийся шёлк мгновенно превратил её в настоящую королеву. Отто перестал дышать и что-то щёлкнуло у него в сердце. Он слышал, как по-доброму, умно и просто она разговаривала с заказчицами. Как приводила очень убедительные примеры, как в ней светилась духовная красота и внутренняя культура. Позже он увидел результат её благородного труда, девчонки преобразились и все люди любовались их молодостью и подчёркнутой красотой.

Отто стал оказывать Лене особое внимание. Потом Лена тоже стала с ними ездить. Девчата красиво играли на гитарах и звонко пели на разные голоса. Были они молоды с румянцем на щеках, свежи и красивы. Всё в них дышало весёлым задором, отменным здоровьем и преданностью к делу Божьему. От их присутствия сразу кругом становилось светлей, а от слова Божьего торжественно и празднично. Вообщем проблем с прославлением не было. Отто проповедовал. Хорошо было. Замечательно!

Однажды Отто пришёл пригласить девчат в очередной рейд, а они отказались. И Отто догадался почему: они учились и у них были проблемы с деньгами, а Отто пенсию по тем временам неплохую получал: 145 рублей, инженерская зарплата была 120. За один рубль три марки давали, но здоровье не купишь, боль не отстаёт, надо было проявлять истинное мужество, чтобы никто не видел его страданий. У кого когда-нибудь болела спина, тот может себе это отдал ё ё ё н н н о представить.

-Что, девчата, денег нету?- спросил Отто. Они молчат. Отто говорит:
-Всё! Чтоб завтра в полвосьмого все были на вокзале, я на всех билеты возьму. И строго так посмотрел.
Утром все были в полном составе, но вскоре девчонки закончили учёбу и уехали, осталась одна Лена. Одну её приглашать было как-то неудобно, люди говорить начнут, чего и не было припишут, как-то некрасиво получалось. В церкви законы строгие были, но душа уже начала тянуться к Леночке, если долго не увидит, вроде скучает. Какое-то трепетное чувство возникло неожиданно для самого себя. Её стройный и гибкий стан, высокий рост уже нравились ему безоговорочно. Её тёмный непокорный волос вился и не давал ему покоя. Ему нравился её слегка длинноватый, но благородного покроя нос. Её тёмные прямые, склонные к серьёзности Христовы брови. У неё был красивый со свежими губами рот и что особенно её украшало,- это большие печальные внимательно смотрящие тебе прямо в душу чёрные глаза, но самой выдающейся чертой её характера, пожалуй, была простота в общении. Отто осознал, что красота женщины не в красивых платьях, что она носит, не в её изящной фигуре, не в пышной причёске и маникюре. Красоту женщины можно увидеть в её глазах, потому-что глаза есть зеркало души, а душа-это место жительства любви. Любовь загорелась, заполыхала в душе Отто, чувства возникли, мечты разные.

Он часто заходил к Раисе Васильевне поговорить, приносил Леночке шоколадки, которые она никогда не ела, а отвозила домой своим младшим братьям, а те радовались и всегда ждали её и об Отто уже давно все знали. Со временем Лена стала настоящей портнихой, мастером хорошего настроения с особым вкусом, красиво шила и одевалась скромно и элегантно.

Вскоре и Лена закончила свои курсы, сдала экзамены и уехала домой, а перед отъездом попросила Отто, чтоб он к ней не приезжал, и если будет в Джетысае, чтоб к ним не заходил! Мало ли чего люди придумают. Чтоб лишних разговоров не было, они писали друг другу письма. Еле-еле выдержал он полгода, и на её день рождения приехал к ней домой, чтоб сосватать. Андрей, его зять, здоровый такой парень, неверующий, но уважал Отто и успокаивал шутя.

-Не боись! - говорит-если она соглашаться не будет, мы её в мешок и утащим.
Был день рождения, накрыли стол, пришла молодёжь, которая ни о чём не догадывалась. Пили чай, пели песни, попросили Отто сказать слово. Он всем понравился, умный, симпатичный, ну и что-что инвалид, он любому здоровому фору даст! Главное он живёт с Господом. Тут Отто не выдержал и объявил цель своего приезда.

Отец Лены выслушал всё и говорит.
-Сегодня у неё день рождения, ей 27 и тебе 42. Вы не маленькие, решайте сами как вам быть.

Когда посватались, то у немцев был такой негласный закон, что молодые уже имели право ходить под ручку и вместе посещать собрание, а у русских до свадьбы даже целоваться было нельзя.

7 расписались, а 13 апреля 1980 году была в церкви свадьба. Москва готовились к олимпиаде.
После свадьбы Лена переехала к нему в Чимкент, и зажили хорошо, как будто всегда вместе были. Всё шло как по маслу. Жена устроилась швеёй в ателье «Люкс». Она умела шить всё: и свадебные платья, и костюмы, и женские брюки и верхнюю одежду. Сама была и закройщик, и швея, и кассир, и приёмщик. Через год жена забеременела и подарила мужу дочь Ирину, а ещё через год Риту, 9 и 12 января-погодки. Потом Лена выучилась на шофёра и получила водительские права.

Как-то в Газалкенте вместе с пресвитером Виталиком Стефановичем шёл Отто тогда ещё с палочкой вдоль дома. Было скользко, Отто поскользнулся и упал на землю. Виталик схватился помочь другу. Поднимает, поднимает, ну никак не может друга на ноги поставить. А Лена как почувствовала, прибежала, со стороны спины руки под мышки сунула, раз и на ноги поставила. Сильная была, хоть на олимпиаду посылай. Хорошая жена-спасенье жизни, а несчастье, разделённое на двоих,- это уже семейное счастье. Жена-слава мужа.

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

30 апреля 1989 года семья Шульц переехала в Германию. Катя, родная сестра Лены, сделала им вызов. Самолёт приземлился во - Франкфурте на Майне. Когда прилетели, все пассажиры покинули салон, а Отто переживал, как он будет с трапа сходить. Трап такой крутой, не удержать коляску, В Чимкенте Коля Левин с братьями его на руках в самолёт занесли, а здесь даже знакомых нет кого попросить можно. Стал пробовать и суетиться сам, а стюардесса говорит:
-Не дёргайтесь! Вы приехали в цивилизованную страну. За вами приедет «Красный крест» вас обслужат и спустят, и вас отвезут куда надо. Наберитесь терпения. Гедульд! Гедульд!
Уже все пассажиры вышли, а Отто с семьей сидел в самолёте и ждал пока приедет этот «красный крест». Вдруг в салон зашли двое крепких мужчин, вынесли Отто из самолёта на руках, посадили в специальный микроавтобус, пристегнули ремнями и повезли одного как Царя-батюшку в «Красный крест», а семья уехала вместе со всеми приехавшими переселенцами. В семье все беспокоилась за Отто, но потом все снова собрались вместе.

А в это время встречать их из Детмольда приехал двоюродный брат Лены - Пётр Пенер. Все пассажиры уже вышли из самолёта, А его родственников всё нет и нет. Стал он спрашивать выходящих с рейса пассажиров:
-Все люди уже вышли? В самолёте никого нет?
-Нет, - отвечают ему последние пассажиры.
Он всем объясняет, что должен прилететь родственник с семьёй, а переселенцы отвечают, что, наверное, не все поместились в один самолёт и следом должен прилететь другой, но когда, никто не знал. Братишка ждал, ждал, а потом развернулся и уехал домой в Детмольд.

Семью Шульц привезли во Фридлянд, но там не оказалось свободных мест, и их отвезли в воинскую часть. Всем досталось по солдатской койке. Там они прожили три недели. Потом их привезли опять во Фридлянд, затем поселили в Унамассен, а оттуда направили в Детмольд.

Наконец, вечером Лене объяснили, что завтра надо будет ехать в Детмольд. Лена напомнила, что у неё муж-инвалид в коляске и им будет трудно туда самостоятельно добираться.
-Не беспокойтесь, мы за вами приедем!
Она подумала, что довезут до рейсового автобуса или до ЖД вокзала, и оттуда они вместе с другими переселенцами поедут дальше, но на другое утро, ровно в 7 часов, к ним подъехал совершенно новый, специально оборудованный для перевозки инвалидов, японский «Булик». Вышли солидные шофера и спрашивают
-Гер Шульц здесь живёт?
-Здесь!- отвечает Отто.
-Мы приехали за Вами. Где ваши вещи?
Всё аккуратно погрузили, рассадили всю семью, жену, детей, маму и Отто вместе с коляской, всех пристегнули ремнями безопасности, как самую дорогую ценность страны, и тут по селектору, по громкой связи позвонили из диспетчерской и спрашивают:
- Как дела у гер Шульца?
-Погрузились, - отвечают - Сейчас поедем.
Прошло ещё минут двадцать, опять звонят:
- Как дела у гер Шульца?
-Мы уже в пути!- отвечают. Отто отвернулся к окну, и мужские слёзы тихо выкатывались из его глаз, он первый раз в жизни услышал к себе такое уважительное обращение «Герр Шульц»,
Господин Шульц! Господин! Персона! Господь отец, он сын Божий! Господен человек - господин!!
Едут, едут довольно долго и они стали догадываться, что их везут не на вокзал и не к рейсовому автобусу, а напрямик в такую даль, в город Детмольд, везут как господ, по-барски.
Какие льготы в этой стране? - удивлялся Отто. В России никто не заботился об инвалидах, Отто прожил много лет в хрущёвке и участковый даже не знал, что на его участке жил инвалид. Власть о нём забыла.
А тут везут прямо в Детмольд, на новой машине и постоянно интересуются, как дела у Гер Шульца. Отто отвернулся к окну и всю дорогу молча плакал.
-Вот это да! Вот это да!- восхищался Отто.
А за окном проплывала невероятно ухоженная, красивая, вежливая и приятная страна.

ДЕТОМОЛЬД

Он оказался большим городом. Всех поселили в нотвоунуг в Пифицайду на территорию фирмы «Пап маер». Там проживало 53 семьи переселенцев. Семье Отто дали комнату побольше, бывший кабинет начальника. Пожили они там день, два, приходит к ним один человек, Классен Бернгард, он тоже там жил и спрашивает:
-Слушай! Ты не верующий?
-Верующий! – отвечает Отто.
-Ну, хорошо!- и убежал. Прошло несколько часов, он опять приходит.
-Слушай! А ты случайно не баптист?
-Баптист!
-Замечательно!- и ушёл. А Отто не знает, что он хочет. Оказалось, он тоже верующий. Потом он приходил ещё вечером и говорит:
-Слушай! А ты случайно не проповедуешь? Не проповедник?
-Проповедую! ДА!- отвечает Отто,- ездил по Казахстану проповедовал, трудился!
-Хорошо!- говорит он, - ты знаешь, меня совесть берёт, я в Казахстане был пресвитером. Вижу и тут есть верующие, а мы ещё не разу собрания не проводили, это же ненормально. Надо же как-то организовать служение.
-Хорошо! Надо! - отвечает Отто.
-Ну, давай завтра же соберёмся все у тебя в большой комнате. Ты помолишься и скажешь слово,- предложил брат.
-Ну, хорошо! – отвечает Отто, - почему нет, надо же общение иметь. Познакомиться.
На другой день собралось из лагеря человек 20. Все приезжие друг другу еще не знакомые,
Бернгард проповедовал на немецком, Отто на русском. Собрание прошло хорошо, все объединились, подружились. Бернгард объявил, что теперь по средам и субботам будем проводить собрания.
А наверху над комнатой Отто была ещё одна очень большая комната, она была предназначена для детей и как красный уголок. Попросили у хаусмайстера разрешения проводить там собрания, он дал ключи. Там такие хорошие собрания проходили, многие стихи рассказывали, песни пели, проповедовали. Один из переселенцев оказался музыкантом. Его сынишка Давид очень хорошо играл на скрипке, он и сейчас Германии, в своих кругах, высоко цениться. Ему тогда многие предсказали большое будущее. Начали приглашать местных немцев, даже из Красного креста приходили, интересовались и другие люди. Мы привезли с собой живую веру. Осенью справили праздник жатвы и даже пригласили из социаламта кого-то. Прожили там, наверное, месяцев 7 или 8. Потом на собрание стали ездить на автобусе в большую местную церковь. Дети пошли в школу. Рита в первый, а Ирина сразу во второй класс. Лена днём ходила на шпрах курсы, а маме и Отто шпрах курсы не дали, всё равно им не работать, объяснили в амте.

Вскоре семье Отто дали нотвоунуг. Прямо напротив молитвенного дома построили новый жилой дом и Шульцам дали три комнаты. Теперь у детей была своя комната, у мамы своя и у Отто с Леной. После двухкомнатной квартиры в СССР это казалось роскошью. В квартире было кухня, 3 комнаты, ванная, два туалета, всё новенькое.

В это время в России открыли границу и на запад поехали все, кто мог. Всё стало свободно. К Отто из Чимкента стали приезжать гости, каждую неделю новые. В доме было полно людей, в детской всегда гости. Дети учились в школе по-немецки читать и писать, а дома на полу делали уроки. Со временем все переселенцы уже выехали из нотвоунуга, а семья Отто, хотя и приехала самая первая, всё ещё жила в общежитии.

ТОТ, КТО СТРОИТ, ТОТ ЧЕГО-ТО СТОИТ

Поговорив в семье о будущем, Отто послал жену на разведку в город, в амт узнать, как быть дальше. А там ей кто-то посоветовал, что надо строиться. Строиться-то строиться, а где деньги взять? Лена разочаровалась и пришла домой.

«Дом, то дом, а за чей счёт строить?» - думал всю ночь Отто. На другой день он снова послал жену в город, чтоб всё подробно разузнала. Там её направляли из одного места в другое, все чего-то объясняли и, в конце концов, она стала разбираться в строительных делах не хуже специалистов. Где, как, под какие проценты можно строиться. Она позвонила в организацию, откуда Отто пенсию назначили, объяснила ситуацию и планы на строительство. Шеф раскашлялся и, наверное, подумал «Дизе фрау шпинт!». Но Лена спросила: «Когда он будет в их краях?» Он ответил, что не планировал, но через три дня сам к ним приехал и все вместе обсудили положение дел. Он расспросил, какими средствами семья располагает? Отто и мама как раз получили комендатурские, а потом и Лена получила, причём больше всех, потому что её родители во время войны были в Германии. Пока деньги не разошлись, решили строиться. Весь район был сплошная новостройка. Им предложили пустующий угловой участок, кто-то его взял, но строиться не стал, или не смог и отказался. Участок был почти на ровном месте, а за ним шла уже гористая местность, и Отто решил, что туда на инвалидной коляске ему будет не подняться. Стали советоваться с родственниками, одни советовали брать, другие отговаривали, говорили что «участок угловой, шумно будет», да и «дети маленькие, могут, играя на дорогу выскочить». Но, в конце концов, решили брать, лучшего место не предвиделось, участок в 699 квадратных метров, или семь соток стоил тогда пятьдесят тысяч марок. Стали думать, как осилить финансирование. Пригласили специалиста, обговорили всё детали. Лена устроилась на работу в дом престарелых без специального образования, и теперь её от фирмы собирались послать на учёбу, соответственно стипендия была намного меньше зарплаты, и тогда строительство становилось бы неосуществимым. Но бератор сказал:
-Хорошо! Я никому ничего не буду говорить, делайте бумаги. Успеете до учёбы оформить все бумаги, ваше счастье, не успеете - я не виноват.
Все бумаги оформили вовремя, собрали все свои накопления, киндергельд, пенсию мамы, взяли наиболее выгодный кредит в банке. Отто выдали половину его пенсии на десять лет вперёд, без всяких процентов и стройка закрутилось. Лена пошла учиться, Отто проводил на строительстве общее руководство. Строили всё сами, помогали родственники. Начальником строительства назначили младшего брата Лены, Кооп Якова. План дома архитектор специально перевернул в зеркальное исполнение, потому, что для инвалидов в Германии особые требования при строительстве. Надо чтобы и двери шире были, и чтоб порогов не было на коляске ездить и туалеты больше, и всякие другие тонкости. Домик получился в три этажа, из красного кирпича с встроенным гаражом, верхний этаж назвали «Апштел раум», на него денег не хватило, решил позже достроить хозспособом.

Лена была из большой семьи: - 10 детей: 6 братьев и 4 сестры Ваня, Вася, Андрей, Петя, Эдик, Яша, Катя, Гертруда, Ирина. Да и у Отто родственники позаботились. Вырыли котлован, привезли бетон, стройматериалы. Отто по семь раз в день приезжал на своей коляске, согласовывать и руководить. Появлялся архитектор, проводил авторский контроль. Строили легко и быстро. Местные только удивлялись, как быстро вырастал домик.

Переехали ровно через год 9 августа 1993 г. Все помощники тащили кто, что мог, хорошо, что недалеко - наискосок по улице 300 метров.

Затем занялись благоустройством. На участке оказались одни камни, пришлось нанимать маленький трактор, всё перепахали, камни убрали, завезли хорошую землю. Всё разровняли, сделали бордюр, выложили двор, посадили траву, фруктовые деревья, цветы. С краю посадили малину, красную и чёрную смородину, клубничку. Картошечку посадили, и лучок не забыли. Летний домик в огороде поставили. Лена очень любит цветы. Много денег «зарыла» она в землю, цветы-о в магазине дорогие. Мама тоже помогала, чем могла, она уже в возрасте была. Дом стоит на углу и все люди из церкви мимо проходят, каждый смотрит, любуется и все говорят:

-Это не только вы радуетесь цветам, это и мы радуемся оттого, что тут всё это так ухожено, так все красиво цветёт.
-Красиво жить не запретишь!- смеялся Отто и был очень благодарен своей Леночке.

Райнгольд Шульц







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Блажен, кто предков с чистым сердцем чтит»