dle



ч.3 «Повесть о настоящем Шульце»    
ч.3 «Повесть о настоящем Шульце»

ГОСТИ

Строительные заботы кончились, Отто чувствовал себя хорошо. Как-то поехали всей семьёй в Бюнде. Там для молодёжи было расширенное служение. Приехала христианская группа «Ковчег» из Донецка, пели они с утра до вечера. Всем полюбились музыканты, очень понравилась песня

Поднимайте взоры к небесам,
О, какая радость будет там.

Потом было слово, а ближе к вечеру старший церкви попросил взять, кто может, гостей к себе на ночлег, по два, три человека. Отто тоже дал согласие, но попросил, чтоб ему дали музыкантов, желательно скрипачей, потому что дочка Рита училась в музыкальной школе на этом инструменте. Ребёнку из-за детской неусидчивости хотелось преподать живой пример красивой музыки. Отто часто говорил дочери:

- У тебя талант. Было бы ещё терпение, ты могла бы стать Моцартом, а так у тебя всё в мгновенье ока происходит. Музыке надо посвящать не минуты, а жизнь. Музыка-самое поэтичное, самое могучее, самое живое из всех искусств. Влюблённая душа исторгает гимны. Музыка-это разговор Бога с людьми!

В новом доме заночевало полгруппы, вечером устроили целый домашний концерт, когда уезжали, Отто щедро пожертвовал им на дорогу. Мир живёт добрыми сердцами. Так и подружились на многие годы. Каждый год, бывая в Германии, они непременно заезжали к Шульцам в гости. Потом музыканты попросили пригласить в Германию талантливую христианскую певицу из Донецка Аллу Кирсанову, затем у него жили верующий киноактёр, известный артист Украины певец Юрий Павлович Богачёв, автор книги «Из ада вырвала меня, рука Твоя» и его жена актриса Валентина Борисовна очень красиво играла на виолончели. Позже приехали их дети, лауреаты международного конкурса, Валентин и Лилия Богачёвы. Потом была певица Оксана Полищук из Сан-Франциско, проповедник из Сакраменто Пётр Андреевич Семерюк, ночевал тогда там и Владимир Эйснер, писатель и полярник. Многие знают Отто и его гостеприимный дом. Все его знают и он за всех в ответе.

Отто возил гостей на выступления по всем церквям Германии и даже в Голландию заскочил рыбкой угостить и мир людям показать. Соседи удивлялись, откуда ты всех артистов знаешь, а Отто смеётся:
-Возьмите и вы на ночлег одного и тоже будете всех знать!

Однажды как-то раздался в его доме звонок из далёкой Америки. Звонили из сотого телефона знакомые братья, приехавшие туда евангелизировать. Они взяли на прокат жилой автомобиль и в дороге поломались. Что делать не знают, местный язык не понимают. Отто расспросил, где они и что случилось, скаазал:

-Ждите! К вам приедут. Потом позвонил в церковь того города и передал сигнал SOS. Через некоторое время к потерпевшим подъехали братья из местной церкви и оказали действенную помощь. Долго ещё вспоминали все тот случай, как Отто на другом конце земли помощь оказал терпящим бедствие братьям. В Америке у Отто столько же друзей, сколько и в Германии или в Казахстане.

Раньше в СССР зажимали церковь, а верующих постоянно преследовали, многих сажали за решётку или определяли в психбольницы и делали их там дураками при помощи специальных лекарств. Некоторых лишали родительских прав и отнимали детей. Многие семьи верующих, спасавшихся от религиозных преследований при Советской власти, отпускали, под давлением западных политиков только по религиозным мотивам в США и Канаду, где верующие основали богослужение в церквях на русском языке. Потом, когда свободу дали, и, с границы сорвали замок, родственники стали вызывать родственников, и ручеек превратился в речку. Многие утекли за океан. Отто поддерживал связь со всеми членами своей Чимкентской церкви. И вот из-за океана пригласили его в гости. Дочери ехать не хотели: «Вы там будете говорить только по-русски, а мы уже почти ничего не понимаем и нам там будет скучно и не интересно»,- протестовали они, но поехали. Вместе с ними поехала семья Левиных - Коля, Галя и их дочери Лида с Ритой. Две семьи давно между собой дружили. А когда они приехали в Америку и всех там так хорошо встретили, у них был шок. Их возили, то на океан, то в прерии, то в музей, на всякие игры. Посетили Вашингтон, Нью-Йорк, были в Пенсильвании, в Виржинии, ездили на границу с Канадой на Ниагарский водопад. Каждый день ночевали у знакомых. Сегодня у одних, завтра у других. Русскоязычные церкви там по триста - пятьсот человек, дети у всех выросли не узнать. Молодёжи там так понравилось, что дети назад не хотели ехать, они плакали в аэропорту и говорили, хоть бы самолёт сломался и никуда бы не полетел, они бы с радостью остались здесь ещё! Но в гостях хорошо, а домой надо! Потом всей семьёй на своей машине съездили в Швейцарию и в Париж любоваться историческими достопримечательностями и красотой.

Телевизора у Отто в доме нет, и смотреть его ему некогда, он весь в делах. Он всегда в пути, у него столько книг и столько аудиокассет, как в хорошей радиостудии или библиотеке. Он всегда в курсе всех дел. У него дома с утра до вечера, как на телефонной станции, раздаются требовательные звонки. Все хотят посоветоваться и поделиться с ним, обменяться мыслями или исповедоваться.

Отто весёлый, мужественный и добрый человек, с ним легко. Любит пошутить сам, и рассмешить других.

«Весёлое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости. (Притчи Соломона 17гл.22стих.)» - поясняет он. «У меня судьба какая-то весёлая, то улыбается мне, то надо мной смеётся!»- шутит Отто.

Собрались Отто с Леной куда-то съездить, а погода нелётная была, мокрая, дождь льёт, холодно. Поздняя осень. Дорожка у них к гаражу наклонная, хоть и брусчаткой выложена, но в такую погоду скользкой становится. Отто решил, что пока Лена собирается, машину из гаража выгнать. Выехал из дома на коляске и его понесло как на коньках под горку юзом. Отто за обода схватился, тормозить стал, а резина мокрая, гладкая не держит, скользит в руке, ничего невозможно: ни тормозить, ни рулить - понесло. А там, где дорожка кончается, за бордюром трава растёт. Коляска об бордюр стукнулась, Отто как военный лётчик катапультировался. Выкинуло его на асфальт, коляска через голову перелетела и в мокрой траве успокоилась. Ангел-хранитель, видно не дремал, ничего с ним не случилось. Отто благополучно приземлился посреди большой лужи. Достал палочку, подтащил коляску, а перебраться в неё уже был не в состоянии, сил нет. Сидит в луже, Бога молит, чтоб Лена, скорее из дома вышла и помогла. Мимо идёт сосед и спрашивает:

-Что, Отто, свалился?
-Да, вот скорость превысил, а резина летняя, тормоза не выдержали, и свалился в лужу. Сижу вот дождевые ванну принимаю. Хорошо! - и рассмеялся так весело и заразительно, что дети в окно выглянули и ужаснулись. Выбежали все вместе опять его в коляску посадили, и поехал Отто назад в дом настоящую ванную принимать и в сухое переодеваться. Весь вечер в окно на то место смотрел и хохотал над своей комедией.

СОСТРАДАНИЕ

В часы досуга Отто просматривал газеты. Была в то время в Германии в русскоязычной газете «Земляки» христианская страница, которую вела талантливая христианская поэтесса, бывший редактор газеты «Вечерняя Алма-Ата» Галина (Колесникова) Вольф. Грамотная, умная, сильная женщина, пережила в жизни немало потрясений, покаялась она ещё там, в Казахстане и здесь тянулась к строгой вере, всей душой стремилась к Господу своему Иисусу Христу.

Решила она для верующих свою газету издавать, потому что люди звонили ей отовсюду, и одна страничка в мирской газете уже никого не устраивала. Подобрала верующих, творческих людей, дизайнеров Виктора Шнайдера и Петю Пенера, который хорошо пел и играл на гитаре. У него были уже свои «цедешки» с хорошими христианскими песнями, музыку и слова к которым в большинстве своём он сочинил сам.
Стали думать над новой идеей.

А тут, по просьбам читателей, пригласили Галину в одну церковь на русском языке евангелизацию провести. Стала она искать помощников, которые могли бы евангелизацию провести и поддержать её в этом деле. Позвонила одному - не может, позвонила другому - отказывается, третьему – работает. Много людей обзвонила и никого не нашла, у каждого дела на эти дни. Все заняты!

Лида Квасм, её подруга, ей и говорит, что в церкви, в Детмольде, тоже есть братья, которые по-русски могут говорить, пресвитер Траугот, Францевич, Квиринг и Шульц Отто. Только Отто инвалид в коляске. Галина всех обзвонила. Позвонила Квирингу, а он говорит:
-Я уже в годах, здоровье не то и мне такой далёкий путь в 600 километров к самому морю у польской границы не выдержать.
Она позвонила пресвитеру, и тот ответил, что у него с русским уже проблемы, не очень хорошо говорит и за такое дело пожалуй, не возьмётся. Всем перезвонила, все отказали. Галина посмотрела - в длинном списке остался один Отто Шульц, но она решила про себя, что инвалиду она не позвонит, только деваться было некуда и позвонила. Извинилась и призналась сразу, что боится аж руки дрожат, но объяснила что хотела.
-Никаких проблем!- ответил Отто, - если надо, поедем.
-Ну, спасибо!- обрадовалась она,- Только как мы вас повезём? Куда инвалидную коляску положим? Машинка у нас маленькая и старенькая уже, что если в дороге поломается?
-А мне не надо никакую машину, - отвечает Отто, - у меня машина новая, с ручным управлением, я сам за рулём поеду.
Взял Отто тогда свою жену Лену, Галину Вольф, поэтессу Ирину Гартвих и поехали.
Сначала было собрание на немецком языке, а потом на-русском, переселенцев пришло много. Галина была ведущей, все красиво пели, читали стихи и в заключении слово предоставили Отто Шульцу. Когда Отто закончил говорить и посмотрел в зал, у многих на глазах стояли слёзы. Собрание закончилось, и люди стали подходить к Отто, к Галине, к остальным гостям. Начались вопросы разговоры, со многими познакомились, подружились. Потом был общий обед. На обратном пути Галина Вольф всё переживала, что всё вроде хорошо было, только никто не покаялся. А Отто спрашивает:
-Галина! А ты что с первого раза покаялась? Ты сразу хочешь, чтоб люди каялись, а это не наше дело. За это отвечает Бог! Мы посеяли, и я видел, что люди были в слезах, значит, слово Божье касалось сердца. Наше дело теперь молиться, поддерживать общение. Вернулись назад и стали с Галиной настоящими друзьями. Долго ещё Отто переписывался и много разговаривал по-телефону, часто получал с тех мест поздравительные открытки к праздникам, ко дню рождения и приглашения приехать в гости.

ЗАБЫТЫЙ АЛТАРЬ

Вернувшись, Галина решилась самостоятельно выпускать для переселенцев евангелизационную газету на русском языке с названием из её стихотворения «Забытый Алтарь».
-У тебя, Отто, нет знакомых братьев, которые могли бы посоветовать, или поддержать словом, делом и молитвой евангелизационнцую газету? – спросила она.
Отто сказал, что у них есть пастор Петер Гамм, он в Германии известный человек и его все очень уважают,что поговорив с ним поговорить, мы приедем к Вам посоветоваться. На другой день они приехали. Галина познакомила гостей со своим мужем Гарри и дочкой Аннушкой, всё им показала, рассказала и на обратном пути в машине пастор говорит:
-Хорошее дело задумала Галина, только не знаю, по-русски пойдёт это или не пойдёт?
-Ещё как пойдёт! – ответил Отто. - Вот ей бы только материально как-нибудь помочь с места сдвинуться, я имею в виду с финансами, а потом она и сама дальше потянет. Грамотная она, верующая и целеустремлённая, и за других у неё сердце болит больше, чем за себя.
Поговорили в церкви с братьями, Гарри пожертвовал газете свои сбережения. Отто дал, другие помогли. Вообщем три тысячи экземпляров первого номера газеты «Забытый Алтарь» вышли в свет. Все христиане Германии очень радовались. А первый экземпляр этой газеты с напечатанным там рассказом «Мама Шульц», с памятной надписью, вручили автору этого рассказа Галина Вольф вместе с Петером Пенером по пути из типографии Франкфурта-на-Майне. С груженой машиной новеньких газет специально заехали к нему домой в город Гиссен. Познакомились, поговорили; Петер Пенер прихватил гитару, красиво пел христианские песни и даже подарил свои диски. Как могли, поддержали находившегося в отчаянии человека. Потом были телефонные разговоры, тревожные звонки, откровения и паденье духом. Как могли, поддерживали друг друга. Газету тоже надо было поддержать и довести до читателя. Многие разносили газету по церквям и давали лично в руки нуждающимся в Боге. Отто часто повторял:
-Ты, Галина, не переживай, У меня есть знакомые в церквях, я многих знаю, поможем!

Взял Отто пятьсот газет и поехал по церквям, к народу. Первый экземпляр давал бесплатно, и напоминал, как можно подписаться самому и выписать другим. Отто сразу предупреждал верующих, что эта газета не для Вас. Для Вас есть духовная литература, библия, которую Вы принимаете, а неверующие от них отворачиваются. Для них это мостик спасения-евангелизационная газета «Забытый Алтарь». Любой из них возьмёт её и почитает. Говорил «Если у вас есть друзья, которые выпивают, находятся в депрессии, в тюрьмах сидят, пошлите им эту газету». Люди начали брать. Если понравится, можно выписать; адрес, цена, условия-всё напечатано в газете. На следующий номер «Забытого алтаря» деньги были почти собраны и так пошло, пошло и пошло. Много труда это стоило Галине и её помощникам. Отто тоже стал иногда статеечки писать.

Со временем в редакции подобрались интересные авторы: Борис Найданов, Альфред Анзельм, Виктор Зимон, Александр Шмидт, Валентина Шнайдер, Валентина Везнер, Валентина Кайль, Лидия Розин, Елена Савенюк, Лиля Шихов, Вера Шульц, Отто Шульц, Райнгольд Шульц, поэтессы Анна Вельк, Любовь Бледных из Владикавказа и многие, многие другие. Газета была полезная и интересная, её полюбили, она встала на ноги, её выписывали в 37 странах мира, сегодня она любима и знакома многим.

Однажды, когда только что вышел первый номер газеты, к Отто позвонила Галина:
-Живёт в одном городе хороший человек, большой друг нашей газеты, если ты можешь, позвони ему, поговори! У него в семье катастрофа, ушла жена.
Отто немедленно перезвонил, разговорились и оказалось, что они однофамильцы и земляки. Оба из Коми АССР, у них много общих знакомых, и Федя Вазенмиллер, и Гена Гинтнер из Сыктывкарского аэропорта и Яшка Брейт из Тимшера, с которым Отто вместе учился в школе. Отто вспомнил босоногое детство и как Яшка подбил его угнать велосипед у Эрвина Шоль, их соседа. Всю ночь друзья катались, а ночи на севере белые и длинные. Утром поставили велосипед на место, но родители всё равно узнали ою этом, и Отто тогда от отца здорово влетело. Долго говорили, подружились заочно.

Через некоторое время Галина снова позвонила Отто и сказала, что у его нового знакомого страшная депрессия. Одиноко и горько человеку, которого оставила семья, ушли жена и дочка. Мечется он между жизнью и смертью.…И снова Отто со своей женой через всю страну помчался, как и раньше, на «Скорой помощи» к завязшему в беде человеку, чтоб поддержать его в трудную минуту. Когда в квартиру к физически здоровому, но находившемуся в критической духовной ситуации человеку закатилась инвалидная коляска с сидящим в ней физически немощным, но духовно бодрым человеком, у хозяина был шок! Ему стало стыдно за себя. Произошла переоценка ценностей. Так познакомились в Германии ещё два Шульца.

БУДЬ ЗДОРОВ

-Ой, а у моего в голове такая каша! Такая каша! Он по-немецки всё путает. Я чихнула. Так он мне не «Гезунхайт», а «Гезундамт» пожелал,- жаловалась Отто одна знакомая.
Удивительно дело: пожелать здоровье можно, а купить здоровье нельзя, зато расплачиваться им можно сколько угодно. Пока у Отто было здоровье, он ездил по всем церквям проповедовал и распространял газету «Забытый алтарь». Потом здоровье стало подводить. Ещё, когда Отто приехал в Германию со страшными болями в спине, он долго не получал пенсию потому, что не знал к кому и как надо обратиться. Никто не хотел его брать. В АОК не брали, в Ганновере не захотели, в Гамбург посылали бумаги, но и там отказали, потом вдруг в декабре из Вуперталя приехал прямо к ним домой вежливый представитель больничной кассы и говорит:
-Вы попали в хорошие руки. Теперь Вам никуда больше не надо обращаться, по всем вопросам звоните только нам. И оставил все необходимые документы и свою визитную карточку. Сразу выдали пенсию за все прошедшие месяцы и послали на обследование. Отто приехал в больницу к врачу-ортопеду, тот смотрит на инвалида и говорит:
- Я не понимаю, что вы от меня хотите?
-Ну, как что? - отвечает Отто,- я из России приехал. Я хочу, чтоб вы сделали заключение. Если я здоровый, значит, на работу отправляйте, если больной, то определите степень инвалидности.

Врач попросил акт о производственной травме, послал Отто к невропатологу на обследование и оба сразу дали стопроцентную инвалидность. Затем позвонили в ортопедическую клинику, в Мюнстер, где позже лечилась Раиса Максимовна, жена Михаила Горбачёва, посовещались с хирургами и предложили Отто сделать операцию. Немецкие врачи хотели убрать боль в спине и поставить инвалида на ноги.

В марте 1990 г положили его в Бохум в клинику Бергмансхайл, в одну из лучших клиник по проблемам позвоночника. Месяц обследовали, потом в апреле сделали операцию. В Ташкенте, когда профессор Тишин сделал две первые операции, он на позвонки положил пластиковые шайбы. Это всё выкинули из позвоночника, шайбы уже сошли с места. Немецкие хирурги из бедренной кости Отто взяли часть костной массы, вместо изношенных шайб выточили новые, всё вставили со стороны разрезанной спины в позвоночник, крепко закрутили всё по резьбе нержавеющими болтами. Затем больного перевернули на спину, распороли живот, снова добрались до позвоночника и закрепили на болтах пластины с другой стороны, крепко стянули все позвонки хомутиками. Теперь не страшно, что что-то сойдёт с места. Так что теперь Отто стал железным человеком, стопроцентным мужиком, на резьбе с болтами! А самое главное-боли в спине исчезли, но от долгого употребления всяких лекарств, по двадцать таблеток в день, ослаб желудок и Отто попал на четвёртую операцию. Случился заворот кишок, вырезали пол метра толстой кишки, затем было воспаление кишечника и полная непроходимость. Через месяц сделали ещё одну операцию, вырезали часть тонкого кишечника, потом была урологическая операция и, в конце концов, его поставили на ноги.

После этого десять лет Отто радовался жизни и даже гриппом не болел. Он всё шутил, шесть перенесённых операций, это не конец, шестёрка - несчастливое число, и он как бы не против, чтоб у него была полнота Божья и число семь.

В 2000 году произошёл инфаркт. Отто был дома один, решил помыться в ванне. Искупался, сам вылез, вытерся, оделся, лег на кровать отдохнуть и вдруг стало плохо. Дома никого нет, потом пришла дочка младшая, испугалась и спрашивает:
-Папа, тебе что? Плохо? - и стала отцу растирать руки.
-Да ничего, доченька, пройдёт!- говорит Отто, а сам почти сознание теряет. Стал вертеться. То на живот, то на бок, то на спину повернётся - Всё одно плохо! Туманит.
Потом пришёл Кооп Иван Васильевич, отец Лены, а сама она тогда на работе была.
-Может в больницу поедешь? Давай позвоню? - говорит тесть.
-Да так пройдёт!- отвечает Отто, - не хочу я в больницу.
Вечером в пол десятого пришла Лена с работы. Она сразу измерила давление, осмотрела всего и говорит:
- Надо срочно вызывать скорую! Тут-же позвонила, а там ответили, что машины нет, если можете, привозите сами. Отто оделся, сел в коляску, выехал к машине, потом сел за руль сам. Лена говорит:
- Да не садись ты, я сама поеду!
-Да нет! Я сам сяду как-нибудь!- отвечает Отто, - ты же знаешь, какой я настырный!
Приехали к дежурному по городу врачу, его сразу положили, сняли кардиаграмму и говорят:
-Не шевелитесь. Вам нельзя! Сердце! Инфаркт! Сейчас скорая придёт, и вас сразу отвезут больницу.
-Так больница тут рядом, всего триста метров, чего скорую ждать, давайте я его на коляске отвезу, - говорит Лена.
-Ну, хорошо! - ответил врач, - только чтоб он не шевелился, не крутился и ничего не делал.
В больнице Отто сразу положили в реанимацию, там он пролежал несколько дней, потом его перевели в простую палату. Через двадцать дней его выписали и сказали:
-Вам нужна операция на сердце.
-Нет! На сердце я операцию делать не буду! - отрезал Отто, а врач говорит:
-А я бы на вашем месте на эту операцию согласился.
-Почему?- спрашивает Отто.
-У вас сердце ещё очень хорошее, а это последствие инфаркта можно поправить.
-Ну, хорошо! - отвечает Отто,- жена придет, мы посоветуемся.
Когда Лена пришла, Отто говорит:- «Вот так и так. Предлагают делать операцию на сердце».
-Будем делать! - сразу сказала она уверенно, до конца выслушав своего мужа.
-Ты так легко соглашаешься!- удивился Отто.
-Да! - отвечает Лена, - другого выхода у нас нет! Я хочу, чтоб ты долго жил! Мне врач в коридоре уже всё рассказал.

В ноябре 2000 года Отто снова положили в больницу, на 6 декабря назначили операцию. Там каждый день делали много операций. После операции врач сразу позвонил домой и сказал Лене, что операция прошла благополучно, очень легко и хорошо. На другой день с утра до вечера, были у Отто гости. Пришли все родственники, друзья, пресвитер из Бад Эссена, Эдик Рупель, пресвитер Коля Винс. Все шутили, разговаривали. Одни уходили, другие приходили, как у турков. Так хорошо было, принесли кушать, покушал, Отто съел целых две шайбы хлеба, а потом через несколько дней ему стало плохо. Через неделю врачи отправили больного в Детмольд, а ему всё хуже и хуже. Левая нога, откуда взяли вену для сердца, сильно воспалилась, стала толстой и красной. Пропал аппетит. Две недели Отто ничего в рот не брал, а врачи говорят: «Это нормально, у некоторых пациентов так выражается послеоперационный стресс». Никто и не догадался, что на ноге образовалась «Рожа», а нога не болит потому, что у Отто ниже поясницы тело омертвелось, атрафировалось и чувства боли не имеет. Отто исхудал, ослаб и стал жаловаться ночному дежурному врачу. Ему выписали антибиотики, но почему-то не дали. Врач перепроверил, распорядился, немедленно принесли лекарство, на ногу наложили реванол, и всё сразу отошло. Самочувствие стало намного лучше, через несколько дней ему стало совсем хорошо. Врач подошёл и, шутя так спросил:

-Ну, Гер Шульц! Как мы будем Вас домой отправлять? На такси или на скорой помощи?
-Поглядим!- отвечает Отто, - может я сам за рулём поеду, соскучился по дороге.
Врач так на Отто посмотрел и, наверное, подумал:
-Этот из России, какой-то ненормальный мужик, что ли? Ещё шевелиться не может, а уже сам за рулём домой ехать собрался.
Но Отто опять начал заниматься аутотренингом, гимнастикой, принимать массажи, всю силу воли выложил и так хорошо стал поправляться, что его вскоре выписали. Забирать Отто приехала жена.
-Леночка! Давай я поеду,- попросился Отто.
- Что-то я боюсь за тебя!- ответила Лена.
-Не бойся! Я же старый шоферюга-профессионал! - засмеялся Отто и перелез из инвалидной коляски за руль. Домой сам приехал и жену привёз.

В 2006 начались проблемы с глазом. Выскочила под глазом шишка с какими-то бактериями. Три раза в Мюнстере лежал, врачи всё боялись операцию делать, потому что эти бактерии могли попасть в мозг и совершить непоправимое. Выписали домой выжидать. Вдруг неожиданно позвонили и сказали:
-Завтра в 8 00 вы должны быть в глазной клинике Мюнстера, пришёл ваш положительный анализ.
Не успел Отто раздеться, а его у же вызывали по громкоговорящей связи. Сразу положили на операционный стол, дали наркоз. Глаза сомкнулись и Отто очнулся в послеоперационной палате. Рядом стояли врачи и внимательно на него смотрели. Как прошла трёхчасовая операция, Отто не помнил. Нос был забит ватными тампонами, через три дня, вытащив тампоны, его выписали домой. Дома открылось обильное кровотечение. Кровь шла через нос и даже через глаза. Лена стала звонить в больницу, в гостях как раз оказался друг Отто, Ваня Пожаренко со своей женой Аней. Она только успевала вытирать кровь. Тампонов понакидала полный таз. Приехал глазной врач, сразу вызвал скорую, поднял всех врачей в Клинике, остановили кровотечение и на «скорой» отвезли в Бад-Липпшпринге в Клинику «ухо, горло, нос». Хотели ещё ночью оперировать, вызвали глазного врача, он посмотрел и говорит:

-Нет, не будем его здесь оперировать.
На другой день Отто на скорой помощи опять отвезли в Клинику, в Мюнстер. Профессор, который оперировал, посмотрел и говорит:
-Не надо его оперировать, да и мест свободных в клинике нет. Везите его назад.
Снова повезли в Бад-Липпшпринге. Прооперировали. Через неделю вытащили все тампоны, сняли послеоперационные швы и выписали домой. Ещё несколько дней дома всё отхаркивалось кровью, но со временем всё прошло. Теперь Отто чувствовал себя хорошо, зрение прекрасное и даже читать без очков стал. А сколько было боли, молитв и страданий, знает только Бог и Отто.

ДРУЖБА

Как в стихах Маяковского «Партия и Ленин» говорится: «Мы говорим партия, подразумеваем Ленин. Мы говорим Ленин, подразумеваем партия», так и с Пожаренко. Если говорят Отто, то рядом где-то Пожаренко, если говорят Пожаренко, значит, где-то рядом Отто.

В 1978 году отмечали юбилей, 70 лет чимкентской церкви. (ЕХБ). Из Душанбе приехал в гости церковный хор, Пожаренко был в том хоре регентом. После собрания все вместе сфотографировались.
Они друг друга не знали, но на фотографии оказались рядом. Прошли годы и в Германии в русскоязычной церкви Отто говорил однажды слово. После собрания подошёл человек, представился и говорит:
-Приветствую тебя, брат! Мы здесь в Германии должны учиться немецкой точности и не забывать русской простоты!
-Хороший совет!- согласился Отто, - будем стараться исполнять.
Познакомились по новой, подружились, как-то за столом Отто говорит:
-Ваня, а я тебя давным-давно знаю!
-Откуда ты меня знаешь?- удивился Пожаренко
-А помнишь в Чимкенте на юбилее церкви мы рядом с тобой сфотографировались!
-Не может быть! - удивился Пожаренко.
Отто показал фотографию. Ваня был сражён. С тех пор-они-не разлей вода. Всюду вместе. Когда Лена была на работе, Ваня ездил с Отто повсюду. Потом выяснилось, что он замечательный художник, красиво читает стихи, знает их наизусть огромное количество и поёт как профессиональный оперный певец. От природы настоящий талант, прирождённый артист с хорошей внешностью. Ещё Ваня заядлый путешественник и любящий дед. У него три дочери, четыре сына и внуки. Уже несколько раз ездил к старшей дочке в Австралию, в гости к внукам, вторая дочь с семьёй живёт и работает по-договору в Шанхае, третья дочь живёт в Ванкувере в Канаде, двое сыновей в Ветцларе и один с родителями. Пожаренко для Отто как брат родной и брат во Христе, они всюду вместе служили Богу. Если говорят Пожаренко, то подразумевают Отто.

РОДНЯ

Младший брат Отто-Володя Шульц, единственный и родной тоже построил дом рядышком, часто заходит в гости. Его судьба сложилась по-другому. Родился, как и Отто, в Коми АССР в селе Лопью Вад.
Уже с четвёртого класса интересовался он деревом и столярным делом. Сам сделал себе инструменты, рубанок, фуганок, разные стамески, потом стал мастерить скворечники и табуретки. После отмены комендатуры семья Шульцев переехала на Кавказ. Володя устроился плотником в Майкопском районе, вскоре он был уже бригадиром и участвовал в строительстве моста через местную речку.

В армию его взяли в автодорожные войска в Тульскую область в город Плаускес, в сержантскую школу, но он заболел «свинкой», был госпитализирован и отстал от учёбы. После выздоровления его перевели в стройбат и отправили в Тюротан, старое называние Байконура, на строительство космодрома. Когда точку построили, их перебросили в Оренбургскую область, в Домбровский район, потом в Кострому, где после войны жили родители Лены Кооп. В армию к Володе пришло страшное известие, что Отто попал в аварию. Володя сильно переживал за брата. Отслужил два с половиной года и вернулся к родителям на Кавказ. Но ещё ущё в Сыктывкаре ждала его любимая и любящая девушка Тамара Гинтнер. Тамара работала закройщиком в доме быта и была известным специалистом, попасть к ней считалось счастьем. Исключительно шила, модно, красиво, качественно!

Ещё когда жили в Инден, мама Володи принимала роды, когда родилась Тамара, и знала её буквально с первых минут жизни. Володя поехал к своей любимой на север, но она его не отпустила. Поженившись, они стали жить в столице Коми АССР. Володя устроился на мебельную фирму «Север» в экспериментальный цех и поступил учиться в Сыктывкарский филиал Ленинградской лесотехнической академии, но после третьего курса бросил. Семь лет прошло незаметно, родились доченька и сын. Но надоели снега и морозы, семья переехала на юг, к старшему брату в Чимкент. Тамара устроилась по своей специальности в дом быта, а Володя пошёл на мебельную фабрику. Проработал там два года, но зарплата никого не устраивала, и он перешёл на другую фабрику в «Чимкентский обл. Быт. Мебель» где платили в два раза больше, там он опять попал на экспериментальный участок. Несколько раз Володю с мебелью отправляли даже в Алма-Ату на выставку. За занятое там первое место по республике его мебель отправили в Москву, на ВДНХ СССР.

Вскоре из Москвы мебельщикам прислали награды. Владимиру Оттовичу Шульцу начальство вручило бронзовую медаль ВДНХ СССР; более высокие награды были вручены местным кадрам, и вышестоящим руководителям, косвенно попавшим в большой список соавторов, но не знавших как правильно держать в руках стамеску или рубанок.

Вскоре семья по вызову Отто Шульца уехала в Германию. Теперь Володя и Тамара на пенсии нянчат внуков, старшая дочка Жанна вышла замуж за Володю приехавшего тоже из Чимкента, у них чудные детки Маркус, Денис и Жаклин. У младшего сына Андрея, женившегося на Наташе из Джамбула, тоже прелестные детки Жанет и Джастин. Всё в семье хорошо, все ходят в церковь, вот со здоровьем пенсионеров было бы получше.

Самую старшую сестру Отто Шульц Лиду в начале войны в 1941 году в 17 летнем возрасте в Крыму забрали копать окопы, больше её никто не видел. Пропала без вести.

Вторая сестра Шульц, Мария, с детства жила у сестры отца Виде Лиды в Караганде, у которой муж Heinrich умер, а своих детей у них не было. Мария там вышла замуж за Александра Унгефуга, родила много детей, но выжило четверо. Теперь она живет в Германии в 35 километрах от Отто - в Калетале. Недавно стала вдовой.

Фрида родилась 10.03.1937 г. в Лопьюваде. Работала бухгалтером, а на Кавказе всю жизнь до самой пенсии просидела в больничной бухгалтерии, потом приехали в Германию, живёт в 300 метрах от Отто.

Ира на Кавказе вышла замуж и вернулась в Сыктывкар, у неё двое детей. Они первые переехали к Отто в Чимкент. Работала всю жизнь в домостроительном комбинате, в плановом отделе, инженером по труду и заработной плате. Её все очень уважали за коммуникабельность. У неё пол - Израиля друзья, пол Греции - друзья и, наверное, в Турции найдутся. Все когда-то вместе работали в многонациональном СССР. В Германии она устроилась в дом престарелых, а у мужа её была одна профессия-шофёр. У них уже 3 внука и 2 внучки.

Самая младшая сестра Лида живёт с мужем в Германии работали на фирме «Брикманн», делали детали для электроники. Всех детей воспитала Маргарита Генриховна Шульц, родная сестра умершей мамы, человек очень верующий, ставшая для них настоящей мамой.

В Германии неожиданно нашлись местные родственники. Родной брат отца Отто, Шульц Густав Фридрихович, который в первую мировую войну был на фронте и попал в плен в Румынию, потом попал в Пруссию и, в конце концов, остался в Германии. Переписывалась с ним только тётя Лида из Караганды, остальные боялись. В Германии отыскался его старый адрес, и Володя с Тамарой поехали в далёкий Баден-Вюртенберг.

Позвонили в дверь, за дверями сонно отозвались.
-Густав Шульц здесь живёт?- спросил Володя.
-Он умер, - ответил за дверями мужской голос.
Потом отозвался женский голос, дверь открылась, но в дом не впустили, поговорили, как принято, у порога.
Затем женщина сходила наверх и принесла старые фотографии, на одной стоял Володин отец Отто Фридрихович с женой и братьями. Она ткнула в него пальцем и спросила:
-Кто это?
-Это мой отец и моя мама,- ответил Володя.
-Ну, заходите!- пригласили хозяева.
Гости вошли, присели. Володя стал показывать свои фотографии, на них женщина узнала своего отца.
Лоренц оказалась двоюродной сестрой. Местные признали их родственниками.

МАМА
Отто очень любил свою настоящую маму, помнил её, как изумительно красивую женщину, она умерла, когда Отто шёл 14 год, а её старшую сестру, которая всех детей воспитала, берег как родную и звал мамой. Это была очень скромная и работящая женщина. Даже когда ей было уже за 90, она была всегда шустрая и бодрая, никогда ни что не жаловалась, ещё часто варила обед. Ходила с кастрюлями в подвал, подолгу стояла в молитве на коленях, по вечерам оставалась одна в своей комнате и всегда допоздна читала библию. Дети и внучки заглядывали к ней в комнату, желали спокойной ночи, целовали и уходили спать.

В тот вечер домашняя группа христиан ушла поздно. Мама стояла у дверей и каждому подавала на прощанье руку. Оставшись дома одна, ещё читала до полуночи Божье слово. Потом Отто вместе с мамой молились, она встала на колени, Отто поцеловал мать, пожелал спокойной ночи и укатил спать.
Утром, как всегда, все собрались на завтрак, а мама не пришла. Лена встала из-за стола и говорит:
-Я сейчас! Если мама проснулась, приглашу её на завтрак.
Открыла дверь в её комнату, свет горит, постель застелена, всё чисто и не ложилась ещё.
Мама сидела в кресле с библией в руках. Так за словом Божьим и умерла.
Маргарита Генриховна (Франс) Шульц ушла в Царство Небесное 14 марта 2001 года, в возрасте 98 лет и 15 дней.

Погода тогда была отвратительной, сильный дождь, порывистый ветер. Мерзопакостно и сыро. Холод страшный. В день похорон светило солнце, было тепло, безветренно, такой тёплый и на удивление хороший день, Было так тихо, что это просто не передать. На похороны пришло человек триста. Красиво проводили её в последний путь. На другой день после похорон, стало опять холодно, снег выпал сантиметров на двадцать, на улицах слякоть, на автобанах хаос. Один брат потом как-то сказал:
-Ну! Фрау Шульц наверно у Бога блат имела!
Потом в «Забытом Алтаре» была статья, посвящённая её светлой памяти.

Райнгольд Шульц







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Вспомните, что в тяжелые времена, мы много лет трудились вместе»