dle



«Словарь немецко-волжского марксштадтского диалекта», - Виктор Дизендорф    
«Словарь немецко-волжского марксштадтского диалекта», - Виктор Дизендорф

В Саратовском государственном университете имени Н. Г. Чернышевского в рамках проекта «Социолингвистические предпосылки формирования единого языка общения российских немцев в условиях иноязычного окружения» (грант Российского гуманитарного научного фонда № 14-04-00281) под редакцией А. Я. Минора издан первый том уникального словаря одного из многочисленных немецких диалектов, который формировался в течение почти двух веков проживания его носителей в условиях иноязычного окружения в России. Об этом сообщает портал Немцы Поволжья: электронная библиотека.

Это – «Словарь немецко-поволжского марксштадтского диалекта», материал для которого собрал В. Ф. Дизендорф. Словарь вышел небольшим тиражом, заказать его можно по адресу: a-minor27@yandex.ru



…живых носителей многочисленных диалектов российских немцев остается все меньше. В не столь отдаленном будущем эти диалекты сохранятся, видимо, главным образом в письменных источниках. Между тем, и текстов, запечатлевших такие диалекты, имеется совсем немного. Таким образом, российские немцы оказались перед реальной угрозой полного исчезновения своего исконного обыденного языка – важнейшего элемента национальной жизни. По моему убеждению, в этой чрезвычайной ситуации оставшиеся носители наших диалектов должны сделать все от них зависящее, чтобы так или иначе запечатлеть для истории свои бесценные познания.

Эти соображения и побудили меня приступить к составлению словаря диалекта, на котором говорили (и отчасти еще говорят) выходцы из крупнейшей немецкой колонии Поволжья и всей России – Екатериненштадта/Марксштадта. Данный диалект примечателен не только своей распространенностью. Среди екатериненштадтцев (марксштадтцев) было немало образованных людей, в т.ч. профессионально занимавшихся умственным трудом. Отсюда две другие особенности марксштадтского диалекта – его относительная близость к немецкому литературному языку и богатство словарного состава. Последнее обстоятельство немало удивило в процессе моей работы и меня: лексических единиц, использовавшихся марксштадтцами, оказалось на поверку гораздо больше, чем я мог предполагать по своему опыту общения на нашем диалекте.

К сожалению, я далек от языковедения: изучал немецкий в школе и вузе только как иностранный язык, не занимался даже на языковых курсах, обычных для наших переселенцев в Германии. Правда, смог сдать в Штутгарте экзамены на Großes Deutsches Sprachdiplom – высшую ступень владения немецким языком, существовавшую в стране для иностранцев до 2012 г. Однако в отношении освоения родного языка мне посчастливилось гораздо больше, чем основной массе моих сверстников из числа российских немцев. В мои детские и юношеские годы мы говорили дома только по-немецки, на марксштадтском диалекте, привычном для старших членов нашей семьи, которые выросли на Волге. При этом они, особенно моя мать, имея весьма скромное образование, были настоящими знатоками родного диалекта и, насколько я могу судить, использовали в своей речи все его тонкости.

Эти познания, привитые в раннем детстве, отложились во мне навсегда, хотя лет с двадцати, уехав из дома, я стал говорить на нашем диалекте все реже и реже. Тем не менее, работа над настоящим словарем представляла для меня далеко не простую задачу. Это касается в первую очередь узловой, на мой взгляд, проблемы, которую предстояло решить, – выявления словарного состава диалекта немцев-марксштадтцев. По прошествии многих десятилетий мне уже подчас сложно отделить немецкую лексику, воспринятую мной от близких и прочих марксштадтцев, от той, что я усвоил позднее из других источников. Дополнительную трудность создает при этом то обстоятельство, что у нас дома постоянно звучал не только наш диалект, но и литературный немецкий язык, на котором написаны Библия и другие религиозные тексты.

Основой данной работы послужило фундаментальное справочное издание – Большой немецко-русский словарь, составленный под руководством проф. О.И. Москальской и содержащий около 180 тыс. лексических единиц. Для начала я выбрал из них те единицы и их значения, которые, насколько мне известно, использовались в лексике марксштадтцев. Диалектное произношение этих слов приведено в круглых скобках. В скобках указан и диалектный род имен существительных, если он отличался от литературного. В словаре приведены окончания имен существительных во множественном числе. В необходимых случаях отмечена также граница между различными частями многочленных заглавных слов (|).

Кроме того, мной были использованы 7 других ведущих справочных изданий по немецкому языку. Среди них особенно выделяется Deutsches Wörterbuch von Jacob und Wilhelm Grimm (Das Deutsche Wörterbuch или Der Grimm) – крупнейший (33-томный) толковый словарь немецкого языка, выложенный теперь в Интернете (woerterbuchnetz.de/DWB/). Лексические единицы, содержащиеся в последнем источнике и отсутствующие в семи остальных, помечены особо (Гр.).

В моей работе присутствует, разумеется, доля условности и неопределенности. Немцы-марксштадтцы представляли собой не только большую, но и достаточно неоднородную группу немецкого населения Поволжья. Они заметно различались по происхождению (среди них преобладали потомки гессенцев и саксонцев, но имелись и выходцы из других регионов Германии, а также некоторых соседних стран), социальному положению, уровню образования и т.п. Соответственно должна была отличаться и их лексика. Я еще в детстве подметил, что некоторые марксштадтцы говорят не совсем так, как мои близкие, и стремился отразить это обстоятельство в своей работе. Однако вопрос о том, насколько типичны для этой группы российских немцев приведенные мной лексические единицы и их значения, может быть решен до конца, на мой взгляд, только общими усилиями бывших марксштадтцев и их потомков. Таким образом, мою работу следует расценивать не только как один из первых шагов в воспроизведении и изучении марксштадтского диалекта, но и как приглашение к широкому активному сотрудничеству на этом поприще.

Другая непростая задача – отражение в словаре той лексики, которая не имеет прямых аналогов в вышеупомянутых справочных изданиях. Это относится, в частности, к руссицизмам, довольно распространенным среди марксштадтцев, что не удивительно, поскольку в Екатериненштадте уже в начале ХХ в. насчитывалось до 10% русскоязычного населения. В моей работе приведены лексические единицы, отсутствующие в упомянутых источниках, а также русские значения слов, характерные именно для марксштадского диалекта. Эти языковые особенности помечены звездочками (*).

Со временем мой текст разросся настолько, что его пришлось разделить на два тома. Судя по существующим словарям немецких диалектов, он значительно превосходит по объему аналогичные издания, выпущенные до сих пор. Это вызвано несколько разной целевой направленностью: если в уже изданных словарях отражены обычно лишь лексические единицы, специфичные для того или иного диалекта, то я попытался, насколько это было в моих силах, представить речь марксштадтцев во всей ее полноте. Должен, однако, уточнить, что это возможно, к сожалению, не всегда. Так, у меня имеются пробелы по части лексики, отражающей растительный и животный мир, – жизнь в городе, где я родился и вырос, давала слишком мало поводов для общения на подобные темы. Совершенно неизвестно мне, как марксштадтцы высказывались по поводу интимной жизни, – в нашей семье в моем присутствии эти вопросы не обсуждались никогда. Тем не менее, я хотел бы надеяться, что мой словарь запечатлел в итоге достаточно полный и достоверный образ марксштадтского диалекта.

Я глубоко признателен за содействие создателю и бессменному администратору научно-краеведческого интернет-портала «История немцев Поволжья» А.А. Шпаку, который с самого начала моей работы над словарем регулярно выкладывал на портале ее результаты. Благодаря Александру Александровичу я узнал и о размещении в сети двух важнейших немецко-русских словарей, изданных в Петербурге еще в XVIII в. Их изучение и использование в моей работе окончательно убедило меня, что наши диалекты – вопреки распространённому заблуждению – вовсе не реликты давно ушедших времен, а продукт интенсивного, хотя и не очень долгого развития родного языка в многочисленных компактных поселениях немцев на территории России и СССР.

Не могу не отметить и самоотверженных усилий моего давнего друга, проф. С.И. Замогильного. Именно благодаря им стало возможным издание моего словаря в Саратове – на родине поволжских немцев.

Виктор Дизендорф

Ознакомиться с содержанием словаря можно здесь:
«Словарь немецко-волжского марксштадтского диалекта», - Виктор Дизендорф т.1
«Словарь немецко-волжского марксштадтского диалекта», - Виктор Дизендорф т.2








Автор: Dr. V. Kießling, Коментарии: 0, Новости: 0
Дорогой Коллега! По тем, уже далеким дням в борьбе за восстановление исторической справедливости по отношению к нашему народу, народу российских немцев.Что было и остается актуальным. Созданное тобою - Дань Памяти нашим славным предкам, прошлому, надеждам на светлое будущее. Тем самым: "Ты Памятник воздвиг народу в языке надолго, на века, навсегда ...". /Dr. V. Kießling/.

Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Блестящий свить венок совсем не мудрено, трудней главу найти, достойную его»