dle


 Самая подробная информация вынести в натуру границы участка тут.
Десант НКВД и немцы Поволжья - Генрих Гроут, Виктор Дехерт (ч.1)    

Десант НКВД и немцы Поволжья - Генрих Гроут, Виктор Дехерт (ч.1)При анализе политических причин депортации российских немцев нельзя оставить без внимания и версию о десанте в Республику Немцев Поволжья бериевских «красноармейцев» под видом германоармейцев. „Слух“ о результатах проверочного десантирования чекистов как о первопричине депортации немцев Поволжья, похоже, навечно поселился в „печатной краске“. „Власть“ не опровергает и не подтверждает эту информацию, чем и поддерживает выдвинутое против российских немцев обвинение. А заодно и усиливает демонизацию НКВД. Получается, что и жертва (российские немцы) и палач (НКВД) одинаково плохие. А те, из-за кого одних депортировали, а другим приказали депортировать, остались не замеченными „широкой общественностью“. Данной работой мы, в канун очередной годовщины Дня национального траура российских немцев, пытаемся привлечь общественное внимание к национальной трагедии, так и не реабилитированного народа Российской Федерации. Для чего вначале освежим в памяти особенности „саги“ о поволжском десанте.

 

Прежде всего „сказ“ о десантировании германоармейцев. Абсурдность этой версии столь очевидна, что сейчас ее не рассматривают даже последовательные противники всего немецкого. Какими бы не были руководители Третьего рейха и его вооруженных сил, но в военном деле в то время они были „впереди планеты всей“. Забрасывать десант в глубокий тыл (июль-август 1941 г.), да ещё и в сельскую местность?!. Что ему там делать? Диверсии проводятся в промышленных районах против предприятий, имеющих оборонное значение. Может быть десанту была поставлена задача разрушить средства коммуникации, например, полотно железной дороги в степном райцентре Палласовка? Так последствия такой диверсии ликвидируют в одночасье. А затем в этой же степи ликвидируют и самих „десантников“. Остается только десантирование с задачей организовать немецкое население на „сидячую“ (в масштабах своей деревни) партизанскую войну. По этой логике немцы должны были находиться в постоянной боевой готовности к ведению беспорядочной стрельбы из своих „окон и огородов“. В случае, конечно, если мимо будет проходить кто-нибудь из Красной армии.

Но предположим невероятное - восстание. Немецкое население Поволжья составляло около 500 тысяч человек. Если взять за основу предположение Федорова (1), то „под ружьё“ могли бы встать 13,6% или 65 тысяч поволжских немцев. Это 4 пехотных дивизии вермахта. Собственно „парашютистов“ должно быть не менее 16 взводов. По одному на кантон. Плюс вдохновители, организаторы и руководители восстания. Иначе это не десант, а диверсионная группа. Десант должен быть именно „парашютным“, так как готовых посадочных площадок для скрытого приема самолетов десанта ни при, ни после депортации немцев в Поволжье обнаружено не было. Переброска в глубокий тыл воюющей страны такого количества вооруженных „до зубов“ десантников и вооружения для повстанцев потребовало бы не одного десятка самолето-вылетов. Скрытно, на расстояние более 900 километров по территории противника, это совершить невозможно. Невозможно настолько, что даже тем, кто это утверждал ранее, „за себя стало стыдно“.

 

И все жё, если предположить, что удалось и забросить батальон „парашютистов – фашистов“ и перебросить вооружение для 65 тысяч повстанцев и взрывчатку для тысяч и десятков тысяч шпионов и диверсантов. Максимум, что эта акция дала бы „заинтересованной стороне“ - это задержать уборку урожая 1941 года на несколько дней. Десантный батальон рассчитан на 4 часа боя даже с обескураженным от такой наглости противником. А „повстанцы“, вооруженные легким стрелковым оружием, на серьезного противника не похожи даже внешне. Тем более в степных районах, где от боя с регулярной армией с её тяжелой артиллерией, самолетами и танками „ни спрятаться, ни скрыться“.

Десант и гипотетическое вооруженное восстание логично было бы планировать на осень 1942 года, когда шла битва за Сталинград. А до этого, по крайней мере до середины октября 1941 года поволжские немцы, будь они дважды диверсанты и трижды шпионы, должны были вначале убрать урожай и сдать его государству, столь нуждавшемуся в продовольствии. Тем более что урожай в 1941 году в Поволжье был рекордным, а с учетом оккупации Украины, и стратегическим. И ещё одна маленькая, но существенная деталь. Восстание, с перспективой оказания помощи 6-й общевойсковой армии Паулюса и 4-й танковой армии Гота, инициировать надлежало не вообще на территории АССР Немцев Поволжья, а в её правобережной части, в кантоне, что поближе к Сталинграду. И почти прав  И. Федоров, когда утверждает, что: «Большинство российских немцев - из Поволжья. Выслано было 367 тысяч и то не сразу, а в течение двух военных лет с 41 по 43 год. Конечно это большая беда. Но что было делать в той обстановке? Фашисты подошли к Волге. Шла битва за Сталинград. Исход войны мог решить перевес в сотню человек. Набрали бы гитлеровцы из 367 тысяч хотя бы пятьдесят тысяч штыков? Десять дивизий! Думаю, что наскребли бы и прямо на месте» (2)

 

Федоров прав только „почти“, потому что:

 

а) Выслано было из Поволжья не 367 тысяч, а на 152 тысячи 431 человека больше (3). Пятьдесят тысяч штыков, это не десять, а три дивизии.

 

б) Высылали не в течение двух военных лет, а в период с 3 по 20 сентября 1941 года (4).

 

В последующем «довысылали» случайно оставшихся. Герхард Андреевич Вольтер (5), ссылаясь на архивные данные пишет: «На 21 сентября 1941 года в пределах бывшей республики осталось 1488 немцев: по болезни 371 чел., в командировке – 23 чел. и 1094 человека, главы семей которых являлись русскими».

с) Вермахт к Волге подойдет только через год. Сталинградская битва началась 17 июля 1942 года, а ее исход был предрешен ещё осенью 1941 года (6). Перевес не только в сотню, но даже и в три сотни ничего не решал. Не те сотни. Это по силам было лишь тем трем сотням «неповолжских ненемцам», которые Вторую Мировую войну спланировали и „запустили“.

 

Страшную сказку для взрослых о немецко-фашистском десанте в АССР Немцев Поволжья ни Сталин, и никто из его окружения не рассказывал даже своим домочадцам. Официальные документы также не содержат и намека на планирование вермахтом такого десанта. Соответственно, и о „проверочном“ десантировании все того же неутомимого НКВД, власть не упоминает. Но и версия о десанте чекистов в форме немецких парашютистов также не более чем слух. Зачем проводить такую операцию в самый напряженный период войны. Зачем искать знающих немецкий язык комсомольцев (не немецкой, разумеется, национальности), переодевать их в немецкую форму, проводить „заброс“ десанта в АССР Немцев Поволжья и таким образом убеждать себя и ненемецкое население Советского Союза в нелояльности советских немцев к советской же власти и Советскому народу? Ответ на этот вопрос стандартный и не выходит за рамки злодейства Сталина (режима) и зловредности Берия (НКВД). Но для НКВД успешно проведенная операция по установлению тотальной нелояльности немецкого населения Поволжья к советской власти была бы показателем качества его работы. Это нашло бы свое отражение и в директивных документах и в спецлитературе для учебных заведений НКВД-МВД-КГБ. Ничего этого пока не обнаружено, и нет свидетелей, чьи показания можно было бы считать отправной точкой в поиске истины. Пока же и ученые и заинтересованная в поисках доказательств немецкой зловредности «этаблированная» общественность довольствуются слухами в виде сплетен. Но даже такая информация позволяет идентифицировать их источник. Так, например, в 2001 году центральная газета «Московские новости» опубликовала статью Ю. Песикова «Десант имени товарища Берии». Видимо, что-то в этой истории с десантом не дает товарищам в «Московском комсомольце» спать спокойно.

 

Тов. Песиков пишет: «Шестьдесят лет назад (да, пожалуй, и в наши дни) ходил тайный слух (его передавали друг другу под большим секретом!) о „подлинной“ причине выселения немцев Поволжья. Я давно собираю все, что связано с этой версией, - рассказы старожилов, упоминания о ней в печати и т.д. Впервые я услышал о ней еще мальчиком от своего отца, который прошел всю войну от звонка до звонка. Он рассказал мне: когда Гитлер напал на СССР, к немцам-волжанам сбросили „особый“ десант - парашютисты-фашисты в полной боевой форме. Жители их спрятали, никто не выдал. А парашютисты были переодетыми красноармейцами. После этого всех немцев с Волги и выселили. Отец мой никогда на Волге не бывал, тамошних немцев не знал, а про десант слышал от политрука. Как я сейчас понимаю, политрук рассказывал это, чтобы объяснить, почему бойцов и командиров немецкой национальности забирают из действующей армии и отправляют в ссылку» (7).

 

Статья вышла в 2001 г., значить с 1941 года и по наши дни «ходит ветер, бродит ветер, и возвращается ветер на круги своея». Слух тайный, то есть в газетах об этом не напечатали, по радио не объявили, на партсобраниях, даже закрытых, „письма“ не зачитывали, коллективные выступления трудящихся с осуждением несоветской позиции советских немцев не инициировались. А слух откуда-то возник, и не угасает до сих пор. И если при „тоталитарном режиме“ его передавали под „большим“ секретом, то сейчас тиражируют еще большими тиражами. Тов. Песиков давно интересуется историей слуха, и кое-что может предъявить заинтересованной общественности. Так, например, впервые он услышал о десанте от своего отца. А почему не от постового сотрудника НКВД или его родственников. Откуда у фронтовика, провоевавшего всю войну, такие сведения. И спасибо солдату, он точно назвал сыну источник слуха, - политрук.

Надо полагать, что эта «информация» не была фантазией политрука, а получена им от начальства „по команде“, то есть „сверху“. Немцев из действующей армии „убрали“ по директиве Наркомата обороны № 35105 от 8 сентября 1941 года. Но в ней ничего о «поволжском десанте» не говорилось. Стало быть, политруки заранее знали, „почему бойцов и командиров немецкой национальности забирают из действующей армии и отправляют в ссылку“. Все официально объяснили в Указе ПВС СССР от 28 августа. Тогда кто и зачем в Армии „распустил“ и кто допустил этот неофициальный слух об „особом десанте к немцам-волжанам“. Почему ложь не опровергли те же политорганы. И почему политруки сразу же после выхода директивы об отчислении военнослужащих-немцев из действующей армии, начали говорить о десанте, а не о том, что написано в Указе. Структура, обязанная разъяснять бойцам политику партии и правительства, „толковать“ их решения, и всячески отмечать достижения Армии, игнорирует исключительную роль „военных властей“ и всю „заслугу“ передает НКВД. Президиум Верховного Совета ясно написал, - „военные власти“. И если по каким-то соображениям „власть“ скрыла участие в получении этих „достоверных данных“ органов государственной безопасности, то не ротным и батальонным политработникам (кухаркам) решать, как управлять государством. А особые отделы куда смотрели. Во вверенным их чекистской заботе частям политруки опровергают сказанное „верховной“ властью, а особисты прикидываются „неместными“.

 

Информация о десанте была настолько засекречена, что о ней знали даже 6-летние дети. Так, Гинсбург Виталий Моисеевич, вспоминая своё военное детство, пишет: «В начале июля 1941 года (кажется 7-ого), мы по Волге на теплоходе отправились в Саратов. Плыл целый караван, теплоходы с сотрудниками и их семьями и баржи с архивом. У нас была четырехместная каюта (нас было пятеро, так как дедушка и бабушка поехали вместе с нами)».

«Мой день рождения (11 июля 1941 года - мне исполнилось 6 лет) отметили в дороге».

 

«Мужчинам-сотрудникам выдавали оружие, и они по очереди дежурили на стоянках на сходнях теплоходов. В Горьком нас нагнала волна беженцев из Белоруссии, которые смяли оцепление и захватили теплоход. Естественно, что оружие никто применять не стал. Теперь в нашей каюте разместилось 8 человек, так как с нами была семья папиного друга, призванного на фронт».

 

«Саратов был центром республики немцев Поволжья, и однажды разнесся слух, что где-то высадился десант в немецкой форме, а местные немцы его тепло встретили и показали заготовленный ими склад оружия. После этого началась депортация немцев. Выселили и соседей из нашего дома. Все это обсуждали дома и на улице, но ни какого возмущения или протеста не было. В августе, маму отправили на трудовой фронт, на уборку урожая на полях опустевших немецких колхозов. Она убирала табак, арбузы и в конце сентября - начале октября возвратилась домой. Но ее предупредили, что предстоит отправка на заготовку дров. Стало ясно, что надо идти на работу, и она поступила работать экономистом в контору к деду. После этого трудовой фронт ей был не страшен» (8).


  1. Федоров И. О претензиях. Дуэль. № 51. 2007.
  2. Там же. 
  3. Сводная таблица депортаций советских немцев (данные на 25 декабря 1941 г.). Сталинские депортации. 1928 – 1953 / Под общ. ред. акад. А.Н. Яковлева; Сост. Н.Л. Поболь,  П.М. Полян – М.: МФД: Материк, 2005. с. 284. 
  4. Постановление СНК и ЦК ВКП (б) «О переселении немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей. 26 августа 1941 г. Там же.  с. 290.
  5. Вольтер Г.А. Зона полного покоя: Российские немцы в годы войны и после неё / Свидетельства очевидцев / Издание 2-е, дополненное и исправленное / Под ред. В.Ф. Дизендорфа. - М., 1998. с 55. 
  6. Мартиросян А.Б.. Трагедия 22 июня: Блицкриг или измена? Правда Сталина. – М.: Яуза, Эксмо, 2007. Раздел III, Глава II «Слава великих людей должна измеряться теми способами, которыми она была достигнута. с. 541-680.

  7. Песиков Ю.В. Десант имени товарища Берии. Московские новости. 2001. № 35.

  8. Гинсбург В.М. Воспоминания о войне. www.ginsburg.ru/putv/vointxt.htm. 







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Я не могу принести в жертву политике свою честь»