dle


 Истории из жизни
ч.1 - «Советские немцы: в поисках утраченного Фатерланда»    
Константин Васильев «Отечество»

Во времена Советского Союза существовало понятие «многонациональный советский народ», но никому в голову не приходило говорить «советский русский» или «советский татарин» и, стало быть, народов с такими официальными названиями не было. А вот «советские немцы» были, наряду с «советскими греками», «советскими корейцами» и «советскими евреями». И насчитывая 2,9 миллиона человек, они занимали, между прочим, согласно переписи 1979 года, четырнадцатое место по численности населения среди народов СССР. В Германии же немцев из бывшего СССР уже давно называют или «Deutsche aus Russland» (немцы из России) или «Russischen Deutsche» - «русские немцы», особо не задумываясь над некоторой несуразностью этого понятия. Между тем, после распада СССР советские немцы стали называть себя «российскими немцами», несмотря на то, что, во-первых, значительная их часть проживает вовсе не в России, а, прежде всего, в Казахстане, а во-вторых - многие из них совсем не знают немецкого языка.

Сила духа исчезающего этноса

Однако в данном контексте самым важным является то, что эти люди все равно продолжают считать себя немцами. И это несмотря на то, что постановлением от 28 августа 1941 года сталинский режим лишил немецкий этнос, проживающий в России, своей территории, изгнав миллионы людей из их домов, разрушив его экономическую жизнь, то есть базу материальной культуры, попытался разрушить и духовную культуру немцев, запретив для них родной язык, религию, нравы, обычаи и традиции. Однако время показало, что «дух» народа уничтожить не удалось, именно этот «дух» и помог в ужасающих условиях репрессий сохранить традиции и обычаи, нормы поведения, народное искусство и, невзирая на все утраты, немецкий язык. Причем не просто язык, а различные диалекты немецкого, хранящие память о тех областях Германии, откуда предки нынешних российских немцев несколько столетий назад отправились на поиски счастья.
За счет языка, народного искусства, традиций и обычаев как раз и формируется этническое самосознание, ведь этносом является та культурная общность, которая осознает себя как таковую, отличая себя от других общностей. Благодаря силе своего «духа» немецкая общность в изгнании, в частности, в Казахстане, обеспечивала стабильность своего внутреннего состояния и зачастую путем проявления бессознательных психических механизмов ограждала себя от негативных и деструктивных влияний во взаимоотношениях с представителями других этносов. Вся жизнь немецкой общины в Казахстане в течение нескольких десятилетий, ее немалый вклад в развитие этой страны доказали упорное стремление немцев к бесконфликтной жизни среди других национальностей.

Проведенное в 2004 году казахстанскими этнографами и социологами исследование по выявлению гетеростереотипов определило положительные характеристики немцев представителями других национальностей. Были названы более двадцати положительных качеств немецкого народа (трудолюбивый, аккуратный, честный, настойчивый, экономный, серьезный, собранный и другие), которые способствовали интеграции немцев в казахстанское общество и позволили им в дальнейшем жить в нем достойно.

Но, увы, объективные предпосылки для достойной и гармоничной жизни немецкого этноса на пространстве бывшего СССР имеют все основания остаться только предпосылками и не более. Потому что немецкий этнос в странах СНГ быстро и верно превращается в исчезающий. И на примере Казахстана это видно, пожалуй, наиболее наглядно: по переписи 1979 года в Казахстане проживал почти миллион немцев, что значительно больше, чем в других республиках СССР (в РСФСР - 791 тысяч, в Киргизии - 100 тысяч, в Узбекистане - 40 тысяч, в Таджикистане - 39 тысяч).

Сегодня в Казахстане осталось лишь около 220 тысяч немцев, и по численности они переместились с третьего места среди этнических групп на седьмое. Аналогичные тенденции наблюдаются и в других странах СНГ – в России немцев осталось 585 тысяч, в Киргизии – 17 тысяч, в Узбекистане и Таджикистане – всего по несколько тысяч. Не исключено, что в недалеком будущем потребность в каком-либо прилагательном для определения немцев бывшего СССР просто отпадет, ведь останутся только «немецкие» немцы, то есть немцы, которые живут в Германии.

До Второй мировой войны немцы, проживавшие в СССР, назывались, как это принято во всем мире, по географическому месту обитания - немцы Поволжья, немцы Крыма, Бессарабии, волынские, закавказские, сибирские, московские, одесские, санкт-петербургские немцы. Старейшей немецкой общиной считалась «остзейская», то есть немецкое население прибалтийских областей империи - Курляндии, Лифляндии, Эстляндии. Сами немцы выделяли себя как по месту проживания, так и по месту выхода из Германии (швабы, саксонцы, баварцы), а также по религиозной принадлежности - лютеране, меннониты, католики, православные, вюртембергские сепаратисты (закавказские немцы) и впоследствии - беттбрюдеры, штундисты, баптисты, иеговисты. Образ жизни различных групп немцев Российской империи резко отличался. Поэтому в те времена редко употреблялось даже выражение «немцы из России», еще реже можно было услышать «российские немцы», поскольку объединить одним понятием недавнего выходца из Швабии с остзейским или поволжским немцем было весьма сложно.

По призыву Екатерины Великой

Историю российских немцев принято начинать с царствования Екатерины II, хотя уже при Иване Грозном в Москве возникла немецкая слобода (Кукуй), а при Петре I немецкие ремесленники, офицеры, врачи, инженеры, архитекторы активно участвовали в начинаниях великого царя-реформатора. Но по-настоящему массовое переселение немцев в Российскую империю началось лишь в шестидесятые годы XVIII века и продолжалось до семидесятых годов XIX века.

Стимулом для массового переселения немцев в Россию стали манифест Екатерины II «О позволении иностранцам выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое отечество русских людей, бежавших за границу» (1762 год) и «Манифест о дозволении всем иностранцам, в Россию выезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают, и дарованных правах» (1763 год). Немецким поселенцам предоставлялись пустующие земли и весьма значимые привилегии - в отличие от русских крестьян-крепостных они были вольными людьми, им были пожалованы свобода от воинской повинности, освобождение от высоких податей, права самоуправления и свобода вероисповедания. Законы, которым подчинялись колонисты («Колониальный кодекс»), предусматривали наследование земли, возможность перехода в другое сословие. Где бы ни жили колонисты, будь то Украина с плодородными землями или Петербургская губерния с ее тяжелыми для сельского хозяйства природными условиями, они создавали образцовые хозяйства, получали богатые урожаи, развивали животноводство. Таким образом, они вполне оправдали надежды Екатерины Великой.

Выделяются три основных волны немецкой иммиграции в Россию:

1) 1764-1774 годы: основано множество колоний на Волге (сто шесть деревень), несколько колоний в Петербургской губернии, шесть колоний в Черниговской и одна в Воронежской губернии.

2) После победы в русско-турецких войнах в рамках колонизационной политики Потемкина 1790-1793 годов основаны первые немецкие колонии на Украине, например, Рыбальск вблизи Екатеринославля (1790 -1793 годы). К той же волне относятся первые поселения меннонитов – представителей протестантской анабаптистской деноминации, основанной в Голландии Менно Симонсом в XVI веке. Причиной их переселения в Россию из Пруссии, куда они бежали из Голландии в результате религиозных преследований, был конфликт с прусскими властями из-за отказа меннонитов служить в армии: они были принципиальными пацифистами. В 1824 году в Новороссии насчитывалось уже около шестидесяти меннонитских колоний, в 1855-1870 годах возникает центр меннонитской колонизации на Волге (Самарская и Кеппентальская группы).

Кроме того, еще при Александре I (в 1803-1823 годах) основываются новые немецкие колонии в Херсонской, Екатеринославской, Таврической и Бессарабской губерниях, из которых затем образуются выселки на Северной Украине, в Донецкой области, на Северном Кавказе. В 1817-1819 годах вюртембергские сектанты-сепаратисты, добившись императорского разрешения на поселение в Закавказье, образовали несколько колоний в Грузии близ Тифлиса и одну колонию в Азербайджане.

3) В 1830-1870 годах немцы поселяются на Волыни, переехав туда из своих старых деревень в Польше. Но главное, что в последние десятилетия XIX века немецкие колонисты из Поволжья, Причерноморья и Волыни начинают своего рода «дранг нах остен» (Drang nach Osten - натиск на восток. - Прим. ред.) в поисках новых неосвоенных земель: создают новые поселения на Южном Урале, в Сибири, в Туркестане. В 1880 году были созданы первые немецкие поселения в Казахстане. В период столыпинской реформы в 1905-1911 годах на севере Казахстана были уже десятки немецких колоний.

Привилегии, данные колонистам, сохранялись в течение многих десятилетий. Однако в ходе реформ Александра II, важнейшая из которых состояла в отмене крепостного права (1861 год), немецкие колонисты были лишены многих прав и, в конце концов, перестали существовать как особое сословие. В конце семидесятых годов отменили и освобождение от воинской повинности. В восьмидесятые-девяностые годы русификаторская политика Александра III, который, несмотря на свои немецкие корни, сильно недолюбливал немцев, вообще поставила под угрозу культурную автономию немецких колонистов. Октябрьский 1905 года манифест Николая II, казалось бы, открывал перспективы для нового развития немецких поселений = представители колонистов избирались во все четыре Государственные Думы. Но тут началась Первая мировая война, и на российских немцев впервые посыпались огульные обвинения в измене и шпионаже. Предвосхищая преступные сталинские депортации, царские власти, а потом и Временное правительство стали разрабатывать планы интернирования и высылки немецкого населения в Сибирь и прочие отдаленные районы страны.

От Трудовой коммуны к "трудовой армии"

Но тогда эти зловещие планы не удалось претворить в жизнь. Большевики, провозгласив право наций на самоопределение, применяли в отношении немецкого населения России «классовый подход». В октябре 1918 года на Волге была создана «Немецкая трудовая коммуна», в колониях организовывались немецкие «комитеты бедноты», которые столь же яростно проводили продразверстку, что и их «коллеги» из комбедов в русских деревнях. Впрочем, и в повстанческие отряды, нападавшие на большевистские продотрядовские банды, немецкие колонисты шли с такой же отчаянной решимостью, что и русские крестьяне. В целом же, в годы Гражданской войны немцы-колонисты, в том числе и немецкие национальные части, воевали как за красных, так и за белых. Правда, как правило, население немецких колоний по мере возможности старалось не вмешиваться в «русские дела» и придерживаться «нейтралитета». Но в том-то и дело, что остаться нейтральным было очень трудно. И в силу того, что большинство немецких колонистов были «справными» хозяевами, большевистским грабителям они, мягко говоря, не симпатизировали. И вели себя соответственно. Симпатии же офицерства и дворянства с немецкими корнями были однозначно на стороне антибольшевистских сил.

В первые годы советской власти большевики заигрывали с национальными меньшинствами бывшей Российской империи. В отношении немецкого меньшинства инструментом такого заигрывания стала Автономная Республика Немцев Поволжья, провозглашенная в 1924 году на базе «немецкой трудовой коммуны». Кроме того, на Украине были образованы немецкие районы и сельсоветы. Однако трудолюбивые и самостоятельные немецкие колонисты, привыкшие жить зажиточно и независимо, изначально воспринимались коммунистами как «классово чуждые». Не говоря уже о немецкой интеллигенции, преимущественно имевшей дворянское происхождение. Уже с конца двадцатых годов против российских немцев начинаются репрессии, быть немцем стало не просто трудно, но и очень опасно.

В начале тридцатых годов огромный ущерб немецким селам европейской части СССР нанесло раскулачивание, повлекшее за собой разорение хозяйств, высылку, а иногда и физическое уничтожение колонистов. Особенный размах репрессии приобрели в 1936-1939 годах, когда многие немцы были обвинены в шпионаже в пользу Германии, арестованы, сосланы или расстреляны. В конце тридцатых годов за пределами АССР Немцев Поволжья были закрыты все немецкие национально-территориальные образования - сельсоветы и районы, а школы с преподаванием на родном языке стали обучать на русском. К этому же периоду относится первая волна немецких переселенцев в Казахстан – туда стали приезжать, в основном, немецкие крестьяне, высланные в результате раскулачивания и репрессий из Украины, Крыма, Поволжья, Ленинградской области. Тем не менее, вплоть до Второй мировой войны многочисленные немецкие колонии существовали и в европейской части СССР, в той или иной степени сохранялись своеобразная колонистская культура и немецкие диалекты, использовавшиеся в повседневном общении.

Однако репрессии в отношении немцев в тридцатые годы не идут ни в какое сравнение с самым настоящим геноцидом, развернувшимся после упразднения в августе 1941 года Автономной Республики Немцев Поволжья. Ликвидация немецких сел на Волге, на Украине, на Кавказе, в Ленинградской области и других местах, поголовная депортация и физическое уничтожение сотен тысяч ни в чем не повинных людей, безусловно, является одним из тягчайших преступлений против человечества, не имеющим ни правовых, ни тем более моральных оправданий. Как, впрочем, и другие преступления коммунистического режима, жертвами которых становились целые народы.

Депортация российских немцев началась еще до принятия знаменитого Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года – даты, которая навсегда стала для российских немцев Днем скорби и памяти. Однако еще в июле 1941 года началось выселение немцев из европейской части СССР и с Кавказа, причем депортация осуществлялась под видом эвакуации из опасных вследствие военных действий зон. В августе 1941 года немцы были высланы с Крымского полуострова, затем немецкое население было депортировано из Украины и, наконец, с Волги. Немецкое население ликвидированной АССР в полном составе было депортировано в Сибирь, Казахстан и другие республики Средней Азии. Вслед за немцами Поволжья массовой депортации подверглось и остальное немецкое население еще не оккупированной вермахтом территории СССР.

В указе от 28 августа, подписанном Калининым и Горькиным, делалась попытка подвести некоторое подобие правовых оснований по этот откровенно преступный акт: «По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья». Под этим фальшивым предлогом были приняты «карательные меры против всего немецкого населения Поволжья» (так и написано!). Местами для «расселения» немцев должны были стать «изобилующие пахотной землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности».

В действительности же с начала 1942 года все немцы-мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, имевшие детей старше трех лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название «трудармии», которые были расформированы только в 1947 году. Выжившим после непосильного труда разрешили вернуться в места высылки - на Урал, в Сибирь, в Казахстан, где находились их родственники.

Та часть российских немцев, которых не успели выслать, оказалась на территории, оккупированной германскими войсками. В качестве так называемых «фольксдойче» (Volksdeutsche, «этнические немцы», — обозначение людей, родным языком которых был немецкий и которые жили вне Германии. - Прим. ред.) их вывезли в Германию вместе с отступающими войсками вермахта. После войны большинство из них были возвращены в СССР и тоже оказались на «спецпоселении» под надзором НКВД. Таким образом, в 1945-1946 годах в Казахстане проживало около пятисот тридцати тысяч немцев, в РСФСР, в основном в Сибири и на Алтае, их было шестьсот пятьдесят тысяч, а в Киргизии и Таджикистане - около семидесяти тысяч.

«Укоренение» и частичная реабилитация

Местами проживания немцев в Казахстане были, в основном, Карагандинская, Кустанайская, Целиноградская, Павлодарская, Семипалатинская, Кокчетавская, Джамбульская области. Возвращать немцев в места их прежнего проживания, конечно же, никто не собирался. Согласно указу Президиума Верховного Совета от 26 ноября 1948 года, немцы, как и чеченцы, калмыки, финны, латыши должны быть «переселены в предоставленные им районы навечно», а их «выезд с мест поселения без особого разрешения органов МВД» карался «каторжными работами до двадцати лет».

Этот указ действовал до 1955 года, когда немцы были сняты с учета спецпоселения (указ от 30 декабря 1955 года) и получили право переезжать в другие районы страны. Но в указе подчеркивалось, что речь не идет о возвращении немцам конфискованного при депортации имущества или об их возвращении в места, откуда они были выселены, – появляться там им вообще запрещалось. Одновременно стали приниматься некоторые меры по улучшению жизни немцев в различных районах СССР, в том числе и в Казахстане - например, было расширено преподавание немецкого языка в школах. Немаловажную роль играли при этом переговоры с ФРГ, требовавшей возвращения в Германию лиц, имеющих немецкое гражданство, в том числе тех, кто получил его в годы Второй мировой войны.

Частичная реабилитация российских немцев последовала лишь в 1964 году, когда появился указ от 29 августа, в котором утверждалось, что «огульные обвинения» немцев Поволжья в пособничестве фашистским захватчикам «были неосновательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина». Наряду с отменой указа 1941 года отмечалось, что «немецкое население укоренилось по новому месту», то есть речь не шла о возвращении переселенцев или о восстановлении каких-либо немецких национально-административных структур.

Лишь указ от ноября 1972 года, не подлежавший опубликованию, снимал ограничения на места проживания немцев. Тем не менее, ни республика на Волге, ни немецкие районы в других местах не были восстановлены. Политика по отношению к немцам в СССР, в частности, в Казахстане во многом определялась вниманием к ним со стороны правительства и общественности ФРГ, где развернулась кампания за право советских немцев на репатриацию в Германию, прежде всего, тех, кто находился на территории германского рейха и получил немецкое гражданство во время Второй мировой войны. Эта кампания была энергично поддержана западногерманским правительством, что нашло отражение, прежде всего, в принятии закона «О поздних переселенцах», создавшего правовую базу для репатриации. Все это, безусловно, не могло не вызвать отклика со стороны немцев СССР, в первую очередь в Казахстане.

В сентябре 1972 года стало известно о письме, которое подписали три с половиной тысячи глав немецких семейств из Казахстана. В нем содержались требования восстановить немецкую автономию и принять меры по сохранению немецкой культуры, поддержке немецкого языка и так далее. В ответ на это партийное руководство Казахстана пошло на некоторые уступки, направленные на создание определенных условий для сохранения и развития национальной культуры. Одновременно развернулась пропагандистская кампания против роста эмиграционных настроений, представляемых как плод деятельности зарубежных «подрывных центров». Были приняты постановления ЦК КП Казахстана от 16 апреля 1974 года «Об усилении идейно-воспитательной работы среди граждан немецкой национальности» и от 26 июня 1974 года «О дальнейшем усилении политико-воспитательной работы среди граждан немецкой национальности» Персональные дела людей, желавших уехать в Германию, разбирались на заседаниях специально организованных общественных комиссий.

Ничего не помогло – движение немцев СССР за восстановление автономии и (как альтернатива) за право отъезда на историческую родину стало частью демократического и правозащитного движения в Советском Союзе. Петиции в Кремль, акции у диппредставительств ФРГ, голодовки и прочая диссидентская активность советских немцев стала доставлять все больше неприятностей режиму. На весь мир прогремела история Виктора Шнайдера, неоднократно пытавшегося бежать из СССР (через Черное море, затем через Чукотку) и неоднократно посаженного за это, но все же убежавшего на надувной лодке в Финляндию и переданного финнами, несмотря на все советские протесты и угрозы, властям ФРГ.

В конце концов, в Кремле пришли к выводу, что без воссоздания немецкой автономии не обойтись. В августе 1976 года группа членов ЦК КПСС, занимавшаяся разработкой этого вопроса, выступила с предложением образовать немецкую автономную область в Казахстане с центром в Ерментау. Позже, 31 мая 1979 года, Политбюро ЦК КПСС приняло секретное постановление «Об образовании немецкой автономной области», которое не было воплощено в жизнь, как из-за сопротивления наиболее ортодоксально настроенной партбюрократии, так и из-за опасений, что «уступка фрицам» вызовет негодование трудящихся тех мест, где такую автономию попытаются воссоздать.

Горбачевская перестройка, казалось бы, открыла для воссоздания немецкой республики на Волге блестящие перспективы. Появились широкие возможности для политической самоорганизации российских немцев в целях усиления борьбы за восстановление автономии. Однако практически одновременно открылись двери для возвращения на историческую родину – в Германию. И перед нашими немцами тут же встала тяжелейшая дилемма: а для чего, собственно, самоорганизовываться? Для того чтобы оставаться немцами в СССР, борясь ради этого за восстановление поволжской республики, или для того, чтобы организованно стать немцами, вернувшись «nach Vaterland» и закрыв тем самым последнюю страницу очень печальной, как оказалось, истории «Russischen Deutsche»?

Наступили девяностые, и шансы остаться немцем на территории распавшейся советской империи с каждым днем казались все мизернее, а потому выбор в пользу фатерланда становился все очевиднее. Тем более что историческая родина в те годы действительно открыла для своих зарубежных соплеменников двери нараспашку – ежегодная квота на въезд немцев бывшего СССР в Германию составляла двести тысяч человек, а условия признания фатерландом «немецкости» своих зарубежных сыновей и дочерей были и вовсе либеральными – достаточно было доказать немецкую национальность одного из своих дедушек или бабушек.

Так получилось, что выбор в пользу исторической родины стал особенно популярен среди самой крупной немецкой общины бывшего СССР – немцев Казахстана.

Продолжение следует...








Автор: Schwab, Коментарии: 0, Новости: 0
Хорошая статья, а самое главное то, что очень подробно и понятно описано о жизни и истории нашего народа. Я всеже надеюсь, что ситуация в Казахстане и Киргизии улучшится. С будущего года наши страны вступают в торгово экономический союз, в котором будет одна валюта, рубль. Все это будет способствовать в восстановлении справедливости хорошего будущего наших народов. Ведь народ под название РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ - это детище великого русского мира, мира от Царской России и СССР, до сегодняшнего дня, за что мы должны быть благодарны этому.


Автор: Karl, Коментарии: 0, Новости: 0
Schwab,
Тьфу утверждению - российские немцы есть продукт, даже детище великого русского мира. Российские немцы есть продукт сопротивления переселившихся в России немцев примитивизму и убогости русского мира. Как бы ни пытались ассимилировать немца в России - не получилось. Чем больше перенимал немец русскую убогость (в мыслях, культуре, действиях) тем более он российский немец, а не немец. С началом 20 века, когда власть в России от немецко-русской элиты перешла к хазаро-ордынской элите, места в России не осталось даже российскому немцу. К счастью судьба российских немцев повернулась к ним счастливой стороной и большинству из них смогли перебраться из убогости русского мира в Европу, даже Германию.


Автор: Karl, Коментарии: 0, Новости: 0
из статьи теперь по истечение времени понятно - лица из российских немцев призывавшие к "немецкой" республике в России не меньше чем
туповатые или просто с отсутствием исторического инстинкта (немецкого). Они призывали к "немецкой" республике когда большая часть немцев уже имела возможность выехать на историческую Родину
и не хотела жить под хазаро-ордынцами (азиатчиной).


Автор: Dr.Wasser, Коментарии: 0, Новости: 0
Karl,Вы не правы.

Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм»