dle



Дети ссыльных    
Дети ссыльных

Это не анекдот. Но встретились армянин, немец и украинец. Казалось бы, что между ними общего? «Родина», – пророкотал немец. «Большая?» – уточнил украинец. «Для кого-то – большая, а для нас с немцем – малая», – всё запутал армянин. «Такая малая, что стала большой?» – приложил свою меру украинец. «Или – такая большая», – задумался над аргументом немец…» – «…что стала малой», – рассудил за него армянин. Их диалог подслушал русский: «А ведь они – о матушке России!»

Вот строки, подтверждённые судьбой Александра Рудта: «…друзья, я тоже гражданин Вселенной, но есть Россия.. есть Урал.. там – дом..» А это свидетельство, как большая Родина становится малой, и они существуют в неразмыкаемом единстве: «Он железной стези не менял, возвращаясь с женой на Урал». Так Юрий Асланьян пишет о своём отце, юном крымском партизане Великой Отечественной, по навету сосланном на север со всей армянской деревней, а когда пожаловали помиловку, орден и Крым, уже «без конвоя» воротившемся в тот самый дом – на ссыльном Урале. Вряд ли Асланьян и Рудт слышали друг о друге и тем более друг друга читали. Но как перекликаются, с точностью до болевого эпитета, их голоса: «Образ оболганный в книги войдёт» – у Рудта. «Воевавшие в предгорьях моряки горевали об оболганном Иване» – у Асланьяна.

Итак, с берегов Волги, где Рудты вырастили сад и возвели плотину, их вывезли по известному указу от 28 августа 1941 года. В 1952-м, за год до кончины «жителя Кремля», подписавшего этот указ и бросившего трубку на карту с обозначением Республики немцев Поволжья (читайте отрывок из поэмы «Плотина»), в городе Краснотурьинске Свердловской области явился на свет Александр, родным языком которого стал русский. И, хотя мальчик хорошо учился в школе, он был принят всего лишь кандидатом на истфак университета. «Недостудентом» зваться не пожелал – ушёл в слесаря и… поэты. Последние шестнадцать лет – среди грузоподъёмных механизмов в Тюментрансгазе. Там-то и произошло падение с трёхметровой высоты на бетонный пол. Перелом позвоночника. Выкарабкался.

«Для человека с такой травмой у нас работы нет!» – заявили ему. Теперь живёт безработным, но со «встроенным в спине барометром». Так что не по Гидрометцентру, а по Рудту можно сверять сегодня прогноз погоды в стране:

в барокко и ампире
блестит, но рвётся нить..
пойдём-ка, брат Елдырин,
в исподнем, так и быть..
Если Краснотурьинск красен Рудтом, то Красновишерск – Асланьяном. Здесь, уже на Пермском Севере, где отбывал срок Варлам Шаламов и всю жизнь проработал шофёром сперва оболганный, а затем реабилитированный отец Юрия, в посёлке с единственно верным названием Лагерь, и родился будущий солдат Империи:
Я – сын ссыльного пацана,
стал солдатом Империи.
Крал патроны, не пил вина,
посылал капитана на,
воздавая кэпу по вере.
Что касается его тёзки Годованца, тот вообще внук украинского классика-баснописца Микыты Годованца, высланного с Подолья на Колыму в 1937 году. Деду инкриминировали «националистический характер» басен, но «баснословные» следаки даже не догадывались, что часть из этих творений – переводы на украинский сочинений самого Демьяна Бедного! Зато, по предположению внука, оболганный дед стал автором легендарных строк: «Колыма, ты, Колыма – чудная планета: девять месяцев зима, остальное – лето». А внук, служивший, между прочим, смотрителем гробницы патриарха Никона в Воскресенском соборе Ново-Иерусалимского монастыря, продолжает донашивать то, что, видимо, «не износил» дед:

когда зайду
к соседям за ключами
и к косяку тихонько прислонюсь
их испугает светлый призрак деда

Все трое – и украинец, и немец, и армянин – дикороссы. С чего бы это в потомке тевтонов Рудте восстаёт дух Нестора Махно: «вот и опять хлебороб подневолен.. / всяк колосок строго взят на учёт.. / но растворилось в крови Гуляй-поле, / рано ли, поздно – ещё полыхнёт..»? Откуда эта неумолимая воля крестоносцев у Годованца: «Мы родились ещё при коммунизме / И помним поэтическую знать. Стихи – как завещание: при жизни / Их и не полагается читать»? На чём взошла эта коварная просьба Асланьяна о снисхождении, граничащая с лермонтовским превосходством северного отпрыска армян, бежавших от турецкой резни: «Страна пустот и газовой заслонки, / Страна господ, как говорил один поэт, / Ты мне простишь дешёвые коронки / И мой недорогой менталитет»? Но вот парадокс: особенность этого «недорогого менталитета» в том, что армянин, немец и украинец до самозабвения любят свою Родину – Россию. Несмотря на то, что «живут в жестокой стране» (Асланьян). Размышляя о наследстве отца – орден, тесак, толстый свитер и старинный фотоснимок, – тот же Асланьян признаётся: «Чтобы я чурался Родины своей – ничего такого он мне не оставил». Не об этом ли говорит и Годованец: «Никакого он мне не оставил наследства. Только целое небо – с диктантами птиц!»? А Рудт не только набирается мужества заявить о себе в прошедшем времени: «…я, живший, похороненный в России…», но вдобавок не забывает «кольнуть тевтонский подостывший дух.. / тем, что с толпой в Германию не рвался…»

В первом номере журнала «Интерпоэзия» за этот год меня остановило эссе Бориса Херсонского с акцентированным названием «Нераздельно и неслиянно» и подзаголовком «О русско-еврейской поэзии». Оно напоминает лабораторию по забору крови: «Осталась кровь. И, скажем прямо, практическое значение в дискуссиях имеет еврейская кровь. Здесь имеют значение даже доли, примесь еврейства – половинка, четвертушка, восьмушка…» Читая результаты этих лихорадочных анализов, я подумал: «Вот у Юрия Асланьяна, Александра Рудта и Юрия Годованца нет проблем с самоидентификацией. Русские они. И в отличие от херсонских живут и пишут по вроде бы схожему, но полярному на ту самую восьмушку принципу. Он звучит так: «Нераздельно и слиянно».

Юрий Беликов



http://www.lgz.ru/






Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Надеяться всегда лучше, чем отчаиваться»