dle



«Напрасная надежда» (рассказ) – Папа Шульц    
«Напрасная надежда» (рассказ) – Папа Шульц

Надежда, это ожидание.
Сбывшаяся надежда умирает,
не сбывшаяся - становится бессмертной.


Когда российской немке, Фриде Фриер, было семнадцать лет, она мечтала и надеялась, что у неё будет один муж, куча детей, хорошая работа, счастливая судьба, что она проживёт долгую красивую жизнь и умрёт в старости, в любви, в богатстве и покое, обнимая детей и правнуков. Но не сложилось. У жизни свои правки и таких правленых - на свете миллионы. В жизни всё не так, как мы хотим. У судьбы, как известно, свои планы.

Счастья хочет любая женщина, она хочет любви, семью, детей, достатка, красивых отношений, но Фриде страшно не везло. Она жила в России. О русских немцах там стихи не пишут. Первая любовь не обогрела, вторая вспыхнула - сгорела, первый русский муж вдруг стал гулёна, второй по национальной традиции был беспробудным алкоголиком. Фрида училась, пробилась, была в авангарде культурной элиты советского общества, мечтала, искала свое счастье, боролась за семью, надеялась, строила воздушные замки. Но рухнула страна, и девяностый вал перестройки смыл ее, в Германский коммунизм. Разница тогда между странами была, как между адом и раем!

С немецким проблем никаких не было, она его преподавала в ВУЗе. В Германии она закрепилась сама, оформила документы, нашла квартиру, получила права, купила машину, устроилась на хорошую работу, перетянула детей и родственников. Всех опекала, всем помогала, лишь о себе всегда забывала. Когда всем стало хорошо, ей стало плохо.

Она тоже хотела личного счастья. Фрида прожила тяжёлую, одинокую жизнь, трудное послевоенное детство, учеба в Вузе, рутинная работа, каждодневная забота, одна вырастила двоих детей, но для своих лет была энергичной, привлекательной и стройной оптимисткой. Рост 165, вес 65, гитарная фигура с параметрами фотомодели. Женщина с огоньком, красоту не растеряла: блеск в глазах, улыбка Джоконды, волосы волнистые, талия как у невесты, ума палата! Если бабе 45, баба ягодка опять!

Мужики липли к ней, как мухи к патоке, но она знала себе цену и имела цель быть счастливой. Женатиков, авантюристов, искателей приключений, и кандидатов с несерьёзными намерияниями не рассматривала и не откликалась. Таким она не излучала свет, и они теряли ориентиры. Как и многие переселенки, обжегшись на молоке, на воду дула. Надеялась на новом месте найти своё счастье.

Считала, что среди своих переселенцев мужа найти сложнее, хорошие все при деле, а у свободных - переломанная судьба, нервы наизнанку, в карманах и в голове гуляет ветер, свистит и дует в неизвестном направлении. Они телом здесь, душою в прошлом, тонут и топятся в бутылке. Всё неустроенно и шатко.
Местные мужики намного надёжнее, стабильнее, богаче, интереснее, увереннее в своей родной, немецкой среде. Однажды в газете прочитала притягательное объявление и решилась на свою лебединую песню. В ней накопилось столько преданной любви, как у вулкана.

По опыту в стране "Советов", для страховки и совета, на первое свидание пришла со своим взрослым племянником. Издалека, в засаде, осмотрели местного избранника, племяннику он понравился, Фриде тоже!

-Внешние параметры хорошие, замечаний нет, а во внутреннем мире разберешься сама! - сказал племянник и поспешил домой, в свою семью, к любимым детям. Фрида, заглянув в зеркальце, незаметно вышла из засады и предстала пред ним, как ангел с неба в дивный день.

При знакомстве оба остались довольны друг другом, и само собой всё началось с прогулки. Фридрих был по-мужски суров, немногословен. Фриду, наоборот, раздирало вселенское любопытство. Она расспрашивала его обо всем, старалась определить параметры его внутренней вселенной.

Оказалось, скоро год, как он вдовец, жена скончалась от рака. Есть жильё, дети, друзья, хобби, страсти, работа. Он - бывший спортсмен, занимался агрессивным спортом, интересуется политикой, много читает, хорошо рисует, прекрасно фотографирует, любит путешествовать, разбирается в искусстве. У него аккуратные, золотые руки - он всё умеет починить и сделать, он страстный радиолюбитель, у него международное общение.

Неожиданно обнаружилось, что их встреча произошла 8 марта, в Международный женский день! Фрида, вроде невзначай, рассказала, что в России - это большой, радостный праздник и в этот день всем женщинам дарят улыбки, цветы, подарки, говорят приятные слова и поднимают тосты. Любящие мужья носят женщин на руках и делают всю женскую работу!

Фридрих признался, что при всей своей эрудиции, не знал, что существует такой праздник, и цветы в этот день в Германии никому не дарят, всё это делается в "Валентинстаг". Международные праздники бывают не у всех народов.

Он интересно рассуждал и думал по-немецки. Он был умён, начитан, но, как советский дипломат, часто уходил от честных и прямых ответов.
Два часа пролетели быстро, вернулись к его красному "Фольксвагену", обменялись телефонами, договорились встретиться в следующую субботу, и он уехал, не догадавшись предложить подвезти Фриду к дому.

До самой осени они встречались по выходным, он показывал красивые окрестности, старинные замки, у неё в гостях хвалил её немецкую кухню, но в свои владения упорно не приглашал.

Фриде очень хотелось посмотреть, как выглядит его берлога, жильё говорит о многом. Не выдержав, она спросила его, где он живет? Он сказал, что когда - нибудь покажет свои владения.

Прошел еще месяц, и вот они поехали к нему.

Фриду шокировала старая, протёртая мебель пятидесятых, послевоенных годов. Она такую видела только в кино. Две пары джинсов и пара рубах в пустом шкафу. Кругом царил бардак и хаос. Одинокие мужики, одинаковые везде. Мельчают рыцари без женщин.

На званый ужин он поджарил два кусочка хлеба с колбасой и это было все! После постного застолья Фрида обильно поблагодарила его за великолепное угощение и напросилась посмотреть фотоальбомы, чтобы узнать о прошлом.

Чтобы убрать неловкость, напряжение и показать к нему своё доброе расположение, попыталась чмокнуть его по-свойски в щечку, но он решительно увернулся и сказал, что не любит это.

Наверно, вспомнил свою жену, оправдала его Фрида. Женская любовь, любовь без условий. Когда женщина преданно любит мужчину, тараканы в его голове кажутся ей Божьими коровками.

На людях он вёл себя совсем по-другому, показушно афишировал всем свое доброе расположение и покровительство, не выпускал её руки из своих боксёрских ладоней. Стемнело, Фриде надо было возвращаться домой, там её ждала четырнадцатилетняя дочка.

Лето заканчивалось, Фрида предложила Фридриху "бабье лето" провести на пляже и поехать к морю. Он говорил, что работал сварщиком, слесарем, кровельщиком на разных стройках и неплохо зарабатывал, но Фриде за всё пришлось платить самой. По - русским меркам, он оказался жадным, даже за мороженное каждый платил сам. Никуда они не ходили, ничего не покупали, все для него была дорого.

В отпуске, в отеле, наступала первая совместная ночь, Фрида волновалась, как в конце свадьбы. Но все тревоги были понапрасну. Он заснул по-братски, не проявляя к ней интереса и две недели по ночам выдавал искусство профессионального храпака. На людях еще как-то шло общение, но в номере Фридрих становился нелюдимым, хмурым, недовольным, сидел, лежал и читал, как будто был один.

-Странный человек?- думала про себя Фрида, неужели ему не нужна ласка, теплота, томленье и общение? Любви все возрасты покорны, но возраст, видно для любви помеха. - Сделала Фрида свой печальный вывод. Отпуск пролетел быстро, со временем ушло и напряжение. Домой вернулись каждый в свою гавань.

Дома все быстро вошло в свою колею, дом, дети, работа, забота. Свидания продолжались, но Фриде не давало покоя природное женское любопытство, и она осмелилась спросить о непонятном.

Оказалось, Фридрих занимался боксом, был обласкан деньгами, славой и поклонницами, в любви был предан, не раз на рингах, да и после, всё чаще получал по голове, победы становились реже, а он постарше, тридцать лет дружил с бутылкой, курил по три пачки сигарет в день, заработал букет болезней, диабет, потерял привлекательность и свою силу. Теперь он несчастный, старый, больной, обиженный и обозлённый не хочет снисхожденья - ласки.

Странно устроено женское сердце, если не за что любить, оно жалеет. Чтобы помочь другому человеку, не обязательно быть богатым, достаточно быть добрым. Фриде стало Фридриха очень жалко. Они продолжали встречаться, чтобы скрасить своё одиночество. Четыре года продолжали ездить друг к другу, как будто они были друзьями детства. Родственники спрашивали Фриду и не верили её ответам. Брат с сестрой? Он что, святой? Но вдвоем лучше, чем поодиночке, даже с инвалидом, особенно в седые годы.

За это время они побывали в разных странах, съездили еще на море в компании родных.
В отпуске у Фридриха всегда было плохое настроение, он всё чаще срывался, возмущался, выпускал пар и уже не стеснялся своих эмоций в присутствии посторонних лиц. Он был всё время недоволен:
То Фрида смотрит на других не так, как надо, то вечно ей куда-то хочется, то ей перед сном гулять приспичило.
Надо было уже тогда порвать с ним отношения, но было стыдно перед людьми, страшно и жалко снова оставаться одной. На одинокую женщину все смотрят, как на лёгкую жертву, у неё нет защиты. Чем больше в человеке хорошего, тем меньше плохого он замечает в других.

Шло время, на своих болезнях Фридрих сделал себе шестьдесят процентов инвалидности и в 55 лет вышел на пенсию.
Он затеял дома ремонт и три месяца жил в грязи, работа не продвигалась. Фрида помогла, сколько могла, а потом предложила съехаться.

Решили они вдвоем купить кооперативную двухкомнатную квартиру. Кредит оформили на работающую Фриду. Медовый месяц в новом доме строил новые порядки.
Фрида с утра до вечера на работе, придёт домой, готовит ужин, убирает, пришивает, стирает, гладит, вытирает пыль. Крутится, как белка в колесе!
А молодой пенсионер с газетой лежал на диване и удавом смотрел на её движения. Он был вечно недоволен: "что ты тут опять стирку затеяла, не можешь это сделать, когда меня нет дома?"

Фридрих потихоньку стал от Фриды отдалять ее детей, вносить раскол, закладывать сомненье.

- Оставь их в покое! Они уже взрослые! У них своя жизнь, свои заботы, нечего им мешать и глаза мозолить - часто говорил он ей.
Сколько сил надо было иметь, чтобы уговорить его съездить к ним в гости. А если ездили, то ей надо было оплатить ему за его шоферскую работу и все затраты на бензин.

Однажды, когда они были в гостях, Фрида заметила, как Фридрих буквально раздевал глазами молодую хозяйку, потом были слухи, что его как фотографа застали с родственницей - малолеткой...

Как-то раз встретилась Фриде его соседка и сказала, что он и раньше к своим приемным детям плохо относился. Устраивал скандалы, бил жену, которую привёз из Чехии. Но Фрида пропустила все это мимо ушей. Любовь слепа, глуха и непонятна.

Седина в бороду, бес в ребро. Весной вдруг стал он человеком искусства, к нему стали прилетать молодые музы вдохновения. Он брал бумагу, карандаш и жаждал рисовать. Ему нужна была натура, он хотел сделать из Фриды свою "Галлу". Он заставлял ее позировать часами.

Потом в безделье его фантазии обострились, он стал навязчивым и наглым. Он хотел запечатлеть Фриду такой, какой она была в раю.
На это предложение Фрида ответила решительным отказом, и он взревел, он потерял рассудок.

В него точно вселился подземный демон, он был холерик и обещал всё разнести, её убить, растереть, размазать, он выражался страшно, грозно, хищно, кричал, махал руками. Он, как вампир, высасывал здоровье и Фрида потихоньку сникла, к ней стали приставать болезни.

Теперь ей было уже не стыдно перед людьми, знакомыми и друзьями, здоровье и покой дороже, и важнее, чем авторитет. Привет!!!
Фрида показала ему на дверь и сказала, что надо им немедленно расстаться, пока беда не приключилась в доме.

Полгода Фридрих искал квартиру, он хотел переселиться, но к ней поближе и поселился на одной улице. Он потребовал с неё контрибуцию за свою выброшенную старую мебель из прошлой квартиры, возмещение всех убытков, плюс проценты за кредит, за прожитую жизнь, совместное хозяйство, он все учел, все посчитал, все предъявил к оплате. В придачу прихватил новый компьютер Фриды. Она готова была на всё, лишь бы обрести свободу, тишину, покой. Кто сказал, что время лечит, тот не знал большого горя, не заживают в сердце раны, просто привыкаешь к горю.

Он съехал, но не оставил ее в покое: следил издалека, преследовал на машине, звонил ночами, ходил под окнами, просился в дом, терроризировал её и соседей. Целый месяц писал угрожающие письма, грозился испортить её автомобиль. Если в жизни что-то не клеится, брось клей - переходи на гвозди. Фрида ответила, что если он не успокоится и не оставит её в покое, она сообщит обо всём в полицию. Сразу стало тихо.

Через полгода все забылось и она авансом всё ему простила. Фрида с подругой уехала на море в отпуск, а вернувшись, застала Фридриха у своих дверей. Он был другой, тихий, вежливый, больной, несчастный. Помог занести в дом чемоданы. Фриде было неудобно перед подругой затевать скандал протеста. Но тех, кого мы сумели простить, уже не хочется обнимать. Он тихо просидел весь вечер, третьим лишним. Потом опять стал названивать, извиняться, каяться, старался восстановить контакты. Просил и умолял начать сначала, он сожалел о всех своих ошибках. Он говорил, что очень не хорошо человеку быть одному, что старость дышит в спину, что так приятно вспомнить совместно прожитое время. Поверила глупая Фрида, и стали они опять встречаться среди недели, а по выходным сидели дома у телевизора целыми часами.

Отучившись, вернулась дочка из столицы, стала жить у матери и забрала к себе всё её внимание. Это страшно не понравилось Фридриху, он был недовольным, опять посыпались упреки.

А дочка Фриды вдруг заболела болезнью современной молодёжи и часто падала в безумство. Фридрих был боксером, он выносил дочурку на руках и часто увозил в больницу, спасая жизнь. Фрида была ему за это очень благодарна. Четыре года жили, как в кошмаре, но славу Богу, все ушло в былое. Дочь встала на ноги, окрепла и улетела в город работать, жить - хочет создать семью и маму сделать бабушкой.

Пролетело ещё пять лет, всё постепенно возвращалось в прежнее русло, и сил уж не было бороться. Однажды, не выдержав, Фрида написала ему прощальное письмо. Она поблагодарила Фридриха за 17 лет "дружеских" отношений, сожалела о напрасной надежде создать семью и попросила в будущем её больше не тревожить, в противном случае обещала сообщить, куда следует о его "прекрасном" поведении, а это может резко изменить его спокойное будущее. На этом всё и стихло. Никто больше не звонил, не ругал, не угрожал, не унижал, не шантажировал, все стало тихо, хорошо, достойно! Каждый остался у своего корыта.

Эмансипация в Европе завершилась обратным эффектом. Система трёх "К" на свалке истории. Нация вымирает. Немецкий, местный менталитет, пропитался личным эгоизмом. Женщины с прокуренными голосами не хотят попасть в зависимость от мужчины, подчиняться, иметь детей, заботы и проблемы. Карьера, деньги, независимость - превыше всего. Немецкая женщина, отказавшись от детей, стала над всеми главной.

Немецкие мужчины не хотят иметь немецких женщин, они выписывают по каталогу послушных филиппинок, охотно женятся на красивых иностранках, очень ценят хозяйственных российских немок.

Семья - ячейка общества распалась, расшатала государство, вместо преданных граждан стало разношерстное население. Изменилось мировозрение, порядок превратился в беспорядок. Законный брак сменился на гражданский.
Во всех странах проблемы между женщинами и мужчинами имеют место быть! Добрые отношения между людьми без правил и правильного воспитания невозможны. Без религии бессмысленны.

Люди, как шестерёнки, чтобы колесики крутились, зубчики должны совпадать друг с другом.

Каждый зубчик - проблема: воспитание, внимание, старание, образование, кругозор, история, интересы, генетика, язык, религия, традиции, характер, культура, здоровье, достаток, планы... Зубчики должны соответствовать механизму, косые зубчики не работают с прямыми, угловые с поперечными, винтовые с реечными, шевронные с коронными. Общество - механизм, может работать, если зубчики совпадают. Простейший механизм - семья, сложнейший - государство и мировое общество. Тут мульти - культи не подходит. У каждого механизма свой принцип. Каждому по способностям, каждому своё.

Фрида получила страховку и решила поехать в отпуск, домой в Россию, где не была 20 лет. Она страну ту просто не узнала. Нашла родню, прошлась босиком по росе, как по детству.

Детство в душе не умирает, вспомнилось былое, чудное, живое, смешное и наивное, и отошла душа: и сердце застучало громко:
-Всё будет хорошо! Уже все хорошо! Всё замечательно, прекрасно, звонко!

Душа оттаяла, открылась для беседы с тетей и перед сном там исповедалась душа. Тётя слушала, вздыхала, а свечи горько плакали и лили восковые слёзы. Любовь, как война, легко начать, трудно закончить, невозможно забыть.

Тетя с сочувствием выслушала и рассудила все по-божески, по-женски, по-житейски, по-библейски, открыла ей глаза и Фрида вдруг прозрела, ей многое открылось в прошлой жизни.

-Бог не последняя надежда, а единственная. - С любовью, повторяла тётя. Они вдвоем молились за спасение. Бывают люди душою мелкие, как лужа, которую надо обойти, чтоб не испачкаться, а бывают глубокие, безбрежные, мудрые, как океан надежд.

Фрида вернулась в Германию новым человеком. Она пришла в церковь, встала на колени, склонила голову перед Богом, призналась в преданной любви, нашла себя в служенье людям.

Любовь в ней расцвела, собой похорошела, прекрасный голос сестры в ней открыли, Фрида стала петь в церковном хоре и ездить с ним по городам и селам и петь со сцены всем о преданной Божественной любви! Всё своё время Фрида посвятила Богу, и Бог встал на ее защиту. Душа взлетела, обрела надежду, покой, уверенность и веру.

Она готова преданно любить и любить страстно! Кто не умеет любить, тот не знает Бога.
Любовь - это значит, люди Бога ведают. Теперь влюблённая Фрида не одна. Она с Богом!

Начато 05.03.2015 - закончил 12.03.2015.
Папа Шульц. Германия. Гиссен.







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы smart
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Реальной власти нет, ибо разговоры и резолюции это не власть»