dle



Pegida. Аргументы «за» и «против»    
Pegida. Аргументы «за» и «против»

Таких дискуссий в объединенной Германии еще не было. Резкие взаимные обвинения и полное неприятие – таков общий фон диалога между PEGIDA и политическим бомондом страны. Попробуем рассмотреть аргументы «за» и «против». Первое слово – сторонникам PEGIDA.

PEGIDA – не болезнь, а симптом?

Опросы показывают, что примерно две трети населения в той или иной степени поддерживают демонстрантов. Если политики правы и PEGIDA – это радикальное и чуть ли не нацистское движение, то получается, что две трети немцев экстремисты?

У демонстрантов нет оголтелого неприятия иммигрантов («понаехали тут!»), но они требуют не сажать на шею государства тех, кто слетается на халяву немецкой социальной системы. Они требуют внятного и прозрачного законодательства, которое бы регулировало миграционные потоки в интересах страны.

PEGIDA всерьез опасается исламизации страны и именно на это направлено большинство ее критических стрел. Но разве массовая акция по раздаче Корана личностями с неопрятными бородами, похожими на средневековых бедуинов, – не попытка исламизации? И если глава Центрального совета мусульман Айман Мациек говорит на камеру, что салафитов не стоит считать мусульманами, то он на самом деле так думает или таким образом «оформляет запрос» на госдотации? Разве неправда, что мусульманское меньшинство претендует не на равенство, а на особое к себе отношение и особые привилегии? Разве неправда, что мусульмане готовы считать непримиримым врагом всякого, кто критично относится к их религии? Разве неправда, что ислам претендует на тотальное верховенство в политической, общественной и личной жизни? Вы говорите о ненависти к исламу? Тогда посмотрите в Интернете, как исламисты обезглавливают людей, и почувствуйте разницу.

Слишком дорогую цену заплатила Германия за свободу и верховенство права, чтобы принять чужеродные взгляды на свободу религии, на права женщин, оправдание насилия, какими бы намерениями оно ни прикрывалось (чего стоят оправдания в суде фактов избиения женщин в семьях под предлогом – «таков народный обычай»).

Как заклинание повторяется – в Германии пять миллионов мусульман. А что, им всем на многие поколения вперед заказано изменить конфессию? Такая «вечная прописка» – это и есть свобода вероисповедания?

Заслужила ли PEGIDA упреки в экстремизме? В толпе демонстрантов вы увидите не много скинхедов или кого-то подобного – это не их «праздник». PEGIDA – это отнюдь не люмпены и не «ультрас», а по большей части средний класс. Безработных в их рядах – всего два процента. Портрет «средневзвешенного» манифестанта – мужчина 48 лет, беспартийный, не принадлежащий к какой-либо конфессии, имеющий образование – от среднего и выше, достаток – выше среднего, то есть человек, который знает, чего он хочет. Поэтому фраза «не о чем с ними разговаривать», которую, скривив губы, произносит истеблишмент – не аргумент. PEGIDA стала реакцией на дефицит у правительства конструктивных решений в иммиграционной и интеграционной политике. PEGIDA – не болезнь, а симптом.

Обращается ли Германия в ислам?

Теперь слово той трети населения, которая не поддерживает PEGIDA, ведь треть Германии – это примерно столько, сколько всего населения в Бенилюксе, а потому к их аргументам нужно относиться со всем уважением.

От сарацинов до Саррацина

PEGIDA вывела множество людей на улицы с требованием прекратить исламизацию западной цивилизации. Исламизация представляется процессом захвата Европы, «джихадом», ставящим целью укоренение ислама во всём мире, подобно тому как католические миссионеры в прошлом обращали мир в христианство. Недовольство мусульман религиозным содержанием празднования Рождества, проведения рождественских ярмарок, шествий с фонариками в день Св. Мартина представляется не элементами секуляризации, а попыткой упразднить христианские обряды, при этом в полной мере сохранить мусульманские.

Во времена крестовых походов было принято всех мусульман называть сарацинами. Спустя много столетий Тило Саррацин, самый яркий из борцов с исламизацией, представляет ислам как некую гомогенную субстанцию, монолитную враждебную массу, агрессивно вытесняющую цивилизованный мир с завоеванных им позиций. А между тем ислам многолик, он не состоит из одной только Аль-Каиды или Исламского государства, салафитов и ваххабитов, которые на самом деле «заточены» на «священную войну» и подчинение всего мира исламу. Подобно тому, как в христианстве есть католики и протестанты, православные и адвентисты, так и в исламе есть сунниты и шииты, ибадиты и суфисты, и упрекать всех в симпатиях к террористам ошибочно и несправедливо. Не предъявляем же мы счет всем христианам за то, что из их рядов вышел, например, Ку-клукс-клан. Большинство мусульман дистанцируются от террористов. В частности, Центральный совет мусульман Германии резко осуждает террористические акты Исламского государства и выступает за свободу вероисповедания.

Ислам – не религия насилия

Не надо приписывать исламу призывов к насилию. Их в этой религии не больше, чем в любой другой. В Коране (как и в Библии) не трудно найти пассажи, которые при желании можно истолковать придающими легитимность войнам и убийствам, но там же вы найдете и высказывания, прямо их осуждающие. Перефразируя известную поговорку «дьявол кроется в деталях», можно сказать, что в случае священных книг дьявол кроется в толкованиях.

И еще. Перевод слова «джихад» как «священная война» ошибочен. Этимологически это, скорее, означает «с максимальным стремлением к хорошим делам достичь путь к богу». Тут дьявол снова кроется в толковании – какие дела считать хорошими?

Можно найти в Коране и утверждения о свободе вероисповедания: сура 2:256 начинается словами "нет принуждения в религии".

(Не отказал себе в удовольствии прочесть толкования этой суры несколькими исламскими богословами. Вот одно из них, от ас-Саади: «Нет принуждения в религии, Прямой путь уже отличился от заблуждения. Кто не верует в тагута, а верует в аллаха, тот ухватился за самую надежную рукоять, которая никогда не сломается. Аллах – Слышащий, Знающий.»)

Называя ислам религией насилия, так же некорректно ссылаться на захватнические войны мусульман и историю мусульманских империй. Всё познается в сравнении: история христианства так же содержит множество страниц с описанием религиозно мотивированных войн, начатых с благословения высшего духовенства.

Мусульмане не станут большинством

Один из распространенных мифов, которыми пугают Европу борцы с исламизацией, – многодетность мусульманских семей. Этим аргументом с удовольствием пользуется тот же Тило Саррацин с его ставшим знаменитым пассажем о грядущем засильи «девочек в платочках». С чьей-то легкой руки гуляет в СМИ цифра рождаемости у мусульманских женщин во Франции – в среднем 8,1 ребенка. Эта цифра абсурдна, с какой стороны на нее ни посмотри. Во-первых, Франция принципиально не ведет статистики о распределении рождаемости по религиозной принадлежности. Это сразу переводит данные о 8,1 ребенка в разряд «потолочных». Во-вторых, эта цифра даже больше, чем в официальной стране – рекордсмену по рождаемости, каковой является Нигер – 7 детей на каждую женщину.

Каковы же реальные данные о рождаемости? 63,2% мусульман в Германии – это выходцы из Турции. В самой Турции рождаемость сегодня 2,01 ребенка на женщину. Коренные немки «докатились» уже до цифры в 1,3 ребенка. Конечно же, таких «матерей-героинь» трудно не опередить. Рождаемость иммигрантов, по оценкам статистиков, значительно выше только в первом поколении, потом приезжие берут пример с коренного населения. Рождаемость у иммигрантов в Германии сегодня оценивается цифрой примерно 2,16 ребенка на женщину.

Доля мусульманского населения в Германии сегодня оценивается цифрой от 5 до 6%. До 2030 года эта доля увеличится не более чем до 7%. До засилья «девочек в платочках», как видим, еще далеко. Пугающие прогнозы на 40-60 лет вперед, во-первых, зиждутся на эмоциях, а не на обоснованных расчетах, во-вторых, некорректны в силу уже упомянутой тенденции последующих поколений иммигрантов снижать демографическую активность.

Ну а салафистов, которые стали вдруг так заметны в Германии, сегодня здесь только 5500 – 0,15% от числа живущих в стране мусульман.
Противники PEGIDA подводят черту своим аргументам следующим рассуждением: Конституция Германии провозглашает свободу вероисповедания и отделение церкви от государства. Наличие в стране 62-х процентов христиан не является поводом для провозглашения Германии «христианским государством», а позиционирование себя от одной пятой до одной трети населения атеистами не может служить поводом для провозглашения Германии «атеистическим государством». Даже если бы мусульмане были в большинстве, это не привело бы к провозглашению «исламского государства», поскольку по Основному закону Федеративная Республика Германия при всех раскладах остается государством светским.

Мы осветили лишь небольшую часть темы «PEGIDA». Заметим, что острая реакция политиков могла быть вызвана как раз не антиисламскими лозунгами, а тем, что примерно пятая часть демонстрантов выражает недовольство политической системой в целом, и состоянием открытости общества, в частности. Звучит, например, такой вопрос: на сколько выросла за 20 лет зарплата в среднем по стране и на сколько – доходы топ-менеджеров?

Запомним этот вопрос и в следующий раз продолжим разговор о PEGIDA. Если она, конечно, за это время не разойдется по домам.

Александр Кротов (Эссен), http://www.partner-inform.de/







Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Если радуга долго держится, на нее перестают смотреть»