dle



2005-2015: Дежавю после Майдана    
2005-2015: Дежавю после Майдана

После первого Майдана Украина печально вздыхала, то после второго она стонет и кричит…

Десять лет назад украинскую экономику потрясло страшное слово «реприватизация», вылетевшее из уст новоназначенного премьера Юлии Тимошенко. Учитывая, что уже тогда большинство прибыльных предприятий находились в частном владении, а большинство украинских политиков и чиновников были владельцами заводиков или хотя бы доли в бизнесе, это заставило нервно вздрогнуть сами основы тогдашней Украины.

Вскоре начался процесс «отжатия» металлургических и химических комбинатов у одних владельцев и продажа их с молотка другим, вызвавший некоторое падение промпроизводства и ВВП, а также череду товарных кризисов. Вся страна, выстроившись в очередях за сахаром, мясом и бензином, с напряжением гадала, каких еще сюрпризов им можно ожидать от новой власти.

Но сегодня большинство украинцев вспоминают прошлом с легкой улыбкой: вот бы вернуть те времена, сегодня воспринимаемые как рай безмятежного благополучия…

Две революции

Главная разница между Майданом-2004 и Майданом-2014 в том, что первый прекрасно обошелся без всякого насилия. На нем весело грюкали в бочки и скакали перед сценой в окружении совершенно потешных баррикад, которые так и не пригодились. Балаклав и касок в 2004-м тоже почти никто не носил, потому что не было смысла прятать свои лица: участники протестов не захватывали зданий, не поджигали милицейские машины, не вступали в столкновения с ОМОном.

Это же касается и последствий обеих революций. Самой большой проблемой после первой было убрать из центра Киева поселившихся на площади бомжей и шаромыжников, которые всерьез рассчитывали, что новая власть подарит каждому из них новую квартиру в столице. После того, как вместо квартир им выдали бесплатный билет на родину и пинками отправили на вокзал, Киев вернул себе прежний дореволюционный облик скучного мещанского мегаполиса. В провинции же, можно сказать, не произошло ровным счетом ничего.

Сегодня разницу между 2005 и 2015 годом можно увидеть сразу, только выйдя на улицу. Если вы живете на Донбассе, то вы рискуете споткнуться о торчащую из земли ракету или угодить в образовавшуюся прямо во дворе воронку, а вокруг будут бегать вооруженные люди и ездить боевая техника. Но даже за сотни километров от фронта вы рискуете наткнуться на ловящих рекрутов сотрудников военкомата. Или того хуже: на людей в непонятной форме и балаклавах, нередко вооруженных, заявляющих, что они бойцы батальонов «Айдар» или «Азов», и требующих денег или автотранспорта для «героев АТО».

Гражданская война во всей своей красе, вместе с сопутствующими ей хаосом, криминалом и разрухой, прочно вошла в жизнь Украины. И именно она является самой большой проблемой нынешнего постмайданного периода. Это она унесла жизни нескольких тысяч украинцев, а еще тысячи покалечила, лишила жилья и имущества. Это она заставила скрываться от мобилизации десятки тысяч и бежать от фронта сотни тысяч наших сограждан.

В течение 2005 года население Украины уменьшилось с 47,2 до 46,9 миллиона. С января 2014 по январь 2015, по самым оптимистическим оценкам, оно сократилось с 45,4 до 40 миллионов. Украина потеряла 2,3 миллиона крымчан и не менее 3 миллионов жителей Донбасса, оставшихся на территории ЛНР-ДНР. Это, напомним, без учета погибших и умерших во время войны и разрухи, а также выехавших из Украины в другие, более спокойные страны.

За всё время правления Ющенко территориальной потерей Украины был только участок черноморского шельфа, отсуженный Румынией в международных инстанциях. Украина Турчинова-Порошенко за несколько месяцев потеряла Крым и треть Донбасса, о возвращении которых в Киеве теперь могут лишь говорить. Так же, как Япония уже полвека говорит о возвращении Курил.

Но, говоря о войне, проправительственные украинские политики и журналисты почему-то всегда умалчивают еще об одном её последствии, которое, возможно, будет пострашнее всяких потерь. Ведь пройдут годы, отстроятся города, родится и вырастет новое поколение украинцев, но исчезнет ли расколовшая его вражда и ненависть?

В 2005 году украинское общество уже было расколото, однако не настолько, чтобы убивать и калечить. А ввиду мирного характера первого Майдана, всё закончилось лишь пассивным политическим противостоянием. Насупившись друг на друга, «оранжевая» и «синяя» половины Украины с нетерпением ожидали новых выборов, чтобы вновь показать оппонентам завернутую в бюллетень политическую дулю.

Второй Майдан и последовавшие за ним события сопровождались вандализмом, беспределом, насилием и смертоубийством, вызывающими ожесточение. С каждым новым витком конфликта в него втягивалось все больше людей. У детей на Волыни война забрала отца-десантника, у семьи на Донбассе отца-ополченца. Как выдумаете, как скоро они простят друг друга? И сколько бы нынешняя власть ни пыталась утверждать, что это не гражданская, а украино-российская война, что украинцы едины и сплочены вокруг родного правительства, этим «бла-бла-бла» не сшить обратно разорванную нацию.

Так что даже если каким-то чудом Киев вернет Донбасс и Крым, то вместе с ними он получит обратно не «освобожденных граждан Украины», а совершенно других людей…

Как жить?

Действительно, как жить? А главное, на что? Сегодня для широких масс украинцев экономический кризис – это вторая главная, после войны, проблема. Причем кризис – это еще очень мягко сказано! В Украине наблюдается самая настоящая социально-экономическая катастрофа, обрушившаяся на широкие массы населения, живущего на зарплату и социальные пособия - то есть на подавляющие большинство граждан.

В 2005 году такой беды не было. Из существовавших тогда проблем наиболее серьезными были две: рост цен на сахар и бензин. Причем попытка административного регулирования цен на топливо привела к остановке НПЗ «на ремонт» и очередям на заправках. А попытка снизить цену на рынке сахара рыночными методами (продажей дешевого импортного) привела к его скупке мешками – и, опять же, очередям и дефициту. Но вскоре эти проблемы были разрешены вместе с отставкой Тимошенко.

В целом цены в 2005 году выросли где-то на треть, где-то на 50%, но в основном остались прежними, поскольку твердым оставался курс гривны: 5,05 - 5,10 за доллар. Твердый доллар – стабильные цены на импорт, который тогда (как и сейчас) составлял большую часть промтоваров и значительную часть продтоваров в Украине. Во многом курс удавалось удерживать благодаря расходованию золотовалютных запасов, новым иностранным кредитам и реприватизации (за одну «Криворожсталь» держава получила 4,8 миллиарда долларов).

За этот же период средняя зарплата по стране выросла с 590 до 806 гривен, а средняя пенсия с 316 до 406 гривен. Жить стало трудновато, по сравнению с предыдущим годом, но терпимо. Поэтому украинцы лишь ворчали в ответ на экономическую политику новой власти.

За год после Майдана-2 курс гривны упал с 9,3 до 25 за доллар – то есть почти втрое. За дорожающим долларом автоматически росли цены сначала на импортные промтовары, затем на импортные продукты, а потом их медленно догоняли цены и на отечественные. Подорожание коснулось и коммунальной сферы, причем, по условиям МВФ, оно будет продолжаться.

Между тем средняя зарплата за этот период выросла с 3200 до 4000 гривен, то есть всего на 25%. Минимальные зарплата и пенсия не росли вообще, поскольку были заморожены сразу после смены власти в начале 2014 года. Таким образом, нетрудно прикинуть, насколько упала покупательская способность населения – подтверждением чему является резкое падение импорта. Впервые с кризисного 2009 года вновь закрываются целые супермаркеты! В целом же наблюдается ситуация, когда ростом цен при замороженных доходах из народа «высасывают» его сбережения – разумеется, у кого они есть. Не обладающие ими просто вынуждены переходить на постный суп и накапливать долги по квартплате.

В этом и состоит нынешний социально-экономический кризис. Понятно, что даже сам по себе он должен был бы вызвать резкое возмущение населения – а уж на пару с войной тем более! Но украинские политики всегда обладали находчивостью выпутываться из подобных ситуаций, и в данном случае им даже выгодно, что на пару с экономическим кризисом идет военный. В 90-х они оправдывались «разорванными связями», в 2008-м «мировым кризисом», сейчас – войной с «российско-террористическими войсками». Как говорится, если бы войны не было, им стоило бы её начать!

А ведь кроме возможности списать на войну экономические проблемы, власть получила еще и возможность затыкать рты всем недовольным, причем самым серьезным образом. Политические репрессии набирают оборот в современной Украине под прикрытием псевдопатриотических лозунгов.

В 2005-м политическая охота ограничилась несколькими персонажами из окружения Януковича и Ахметова (дело Колесникова и т.д.) да перетряской участников Северодонецкого съезда на предмет «сепаратизма». В итоге всех отпустили, поскольку Виктор Ющенко явно не желал уничтожать своих оппонентов и доводить дело до гражданской войны – при всех недостатках президента-пасечника в этом был его большой плюс. Можно даже сказать, что тогда Ющенко сдерживал агрессивных «воителей» из БЮТ и национал-патриотических партий, которые регулярно призывали президента к «люстрации», «очищению», «подавлению Востока» и т.п.

После второго Майдана второго Ющенко у украинцев не нашлось, зато балом без ограничений правили команда Турчинова-Яценюка и национал-радикалы. А избранный затем президентом Петр Порошенко быстро продемонстрировал, что он – не Ющенко, хотя и кум ему. Он не демонстрировал стремления ни договариваться (даже с парламентскими оппонентами), ни удерживать на поводке «партию войны». Может быть, потому что не мог, а может быть, просто не хотел. Зато Порошенко сам инициировал развертывание политических репрессий, одобрив антиконституционные антидемократические гонения на фракцию КПУ в парламенте.

Сегодня в Украине арестовывают людей уже только за то, что они выступают против войны. Что же будет дальше? Пятнадцать лет строгого режима за «хулу» на главнокомандующего и сомнения в победоносной руководящей линии правительства?

Когда богатые плачут

И всё-таки говоря о существующих проблемах в Украине, следует понимать, что они затрагивают подавляющее большинство, но не всех граждан страны. Обитатели верхних ступеней социальной пирамиды могут позволить себе взирать и на войну, и даже на экономический кризис с легкой усмешкой.

Эти люди не сидят в окопах – разве что только могут появиться там на пару минут для пиара, в окружении многочисленной охраны. Война для них - это возможность продвинуться по карьерной лестнице, заработать политические очки или просто «наварить бабла». Впрочем, некоторые из них сами финансируют войну, используя её для каких-то корыстных целей. Те же из них, кто хотел держаться от войны и смуты подальше, уже давно выехал в более благополучные страны или, как минимум, отправил туда свою семью.

Точно так же они иначе воспринимают и нынешний экономический социально-экономический кризис. Социально, потому что для их социальной группы это не такой уж, в общем-то, и кризис. Ну да, компании-импортеры и торгующие импортом сети маркетов терпят убытки, верно. А остальные предприятия, в которые вложены капиталы украинской «элиты»? И сколько потеряли на падении гривны и подорожании люди, у которых все сбережения в долларах? Пожалуй, что нисколько. И даже могли немало приумножить свои капиталы при умелой игре с этой долларовой неразберихой.

В 2005 году мы слышали плач олигархов донецкого клана и окружения экс-президента Кучмы, у которых новая власть начала отбирать предприятия. Все эти рейдерские захваты и реприватизации были темой номер один тогдашних новостей, и, кстати, свободы слова тогда было на порядок больше. Но почему сейчас, когда в стране кризис и война, олигархи молчат? В том числе олигархи развалившейся Партии регионов. Ведь, по идее, сейчас их грабят и насилуют, их предприятия отбирают и бомбят – а они ни гугу! Не выступают в СМИ (даже российских), не подают в суды, не обращаются к международной общественности.

Может быть, их запугали? Но среди них есть люди (тот же Ахметов), которые могут преспокойно сидеть в любой стране мира и оттуда бороться за свои капиталы, подчеркивая при этом свой полный нейтралитет. Мол, войну осуждаем, территориальную целостность державы поддерживаем, а имущество наше требуем не рушить!

Это молчание весьма странно, поэтому рождает всевозможные предположения. В том числе и о том, что нынешний украинский экономический кризис и война выгодны большинству украинских олигархов, в том числе и т.н. «донецким». Что они даже, возможно, участвуют в розыгрыше этой жуткой комбинации вместе с олигархами из Днепропетровска, Киева, Одессы, Закарпатья. А простые украинцы для них - не более чем катающиеся по столу бильярдные шары

Виктор Дяченко, Новости Украины - From-UA








Автор: Мари, Коментарии: 0, Новости: 0
Да, так оно и есть. Разыгрывают комбинации как им выгодно под предлогом призрачного патриотизма, борьбы за "рідну країну", за свободу слова и взглядов. А на самом деле им там, никому до нас, простых людей, нет дела. Как хотите, так и выкручивайтесь на з/п в 1500 грн с нашими ценами в магазинах, ценами на проезд и коммуналку, не говоря уже о ценах на лекарства.....

Мнения
мнения
Генрих Гроут
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Вилли Мунтаниол
Писатель, Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Виктор Дехерт
Международный конвент российских немцев
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Сергей Герман
Союз писателей России
Статьи, книги, рассказы
мнения
Райнгольд Шульц
Писатель-сатирик Папа Шульц
Статьи, книги, рассказы
мнения
Der Genosse
Сайт советских немцев «Genosse»
Статьи, книги, рассказы
мнения
Анатолий Резнер
Писатель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Александр Дитц
Сообщество российских немцев Алтая
Статьи, аналитика, материалы
мнения
Андрей Триллер
Die Russlanddeutschen Konservativen
Статьи, аналитика, материалы

мнения
Павел Эссер
Театральный деятель
Статьи, книги, рассказы
мнения
Евгений Гессен
Общество немецкой молодежи «Данпарштадт»
Статьи, аналитика, материалы
Цитаты
«Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм»